Тик-так, ходики

Короновирус вскрыл еще одну современную тему: разбалансированность современной российской экономики.

Началось все, как вы помните, с принудительного закрытия разных ресторанов и парикмахерских для собачек, и теперь понятно, что снова откроются не только лишь все, вернее мало в принципе кто.

Почему так?

Система капитализма простая. Затраты на рабочую силу - это именно затраты и поэтому любой капиталист старается их минимизировать.

Сто лет назад основной доход давали природные ресурсы, которые в принципе бесплатны. Нашел старатель в Сибири золотой слиток и в экономике появился новый ресурс на 100, допустим, рублей, под который напечатали бумажек на соответствующую сумму. И вся стоимость этого ресурса досталась старателю.

Но как только появляются наемные рабочие, система перестает быть сбалансированной. Капиталист в идеале хочет платить наемным рабочим ноль, а прибыль забирать себе.

Но если бо'льшую часть экономики составляют услуги - как сейчас - то и почти весь новый доход создается чужим трудом, не природными ресурсами.

И доход этот получается от продажи услуг другим людям - то есть, наемным работникам производителей других услуг.

Таким образом, класс капиталистов желает платить наемным рабочим ничего, но получать при этом приток доходов. Такой фокус может получиться у одного-двух-трех собственников, но в рамках всего класса это попытка изобрести нечто вроде вечного двигателя.

Разумеется, это не работает.

Экономика состоит из циклов и при простом воспроизводстве следующий цикл должен начаться  в тех же условиях, что и предыдущий.

Поэтому возможны только три варианта.

Или на каждом цикле рабочие будут получать меньше денег, чем присваивают капиталисты, и тогда, провернувшись на несколько оборотов, экономика в конце концов остановится. Это называется кризис перепроизводства и составляет в такой экономике обычное дело.

Или все будет вертеться, если будет иметься приток доходов откуда-то со стороны, из-за пределов описанной системы - например, от нефтяных доходов, продаваемых за границу.

Или капиталисты смогут продавать услуги исключительно друг другу, а остальные люди тогда будут выброшены за пределы этой денежной экономики - как в 90-е, когда вечер в кабаке стоил среднемесячную зарплату, а массы питались подножным кормом или челночили в Турцию. Или как в "России, которую мы потеряли", где 90% составляли крестьяне, занимавшиеся натуральным хозяйством и вообще не пересекавшиеся с промышленностью империи ни как наемные рабочие, ни как потребители товаров.

На деле чаще всего, конечно, бывает микс из вариантов 1 и 3.
спящий кот

Конституционный абонемент

Россияне нередко жалуются, что Конституция РФ служит чисто декларативным документом и нередко не выполняется.

Сегодня ночью я понял, как это исправить. Поможет универсальный инструмент, неоднократно доказавший свою полезность в других сферах, а именно рынок. Он все разрулит, причем без особых усилий.

Методика такая: каждый подписывается на один или несколько пунктов Конституции и платит за это ежемесячно определенную сумму. За каждый пункт, естественно.

Цена пунктов разная.

Тот, кто, например, оплачивает статью о флаге, имеет право вывешивать российский флаг у себя на доме или ходить с ним на демонстрации.

Соответственно, свободой слова пользуется тот, кто отчисляет за нее плату. Аналогично свобода собраний, совести, право собираться на манифестации, право избираться и быть избранным и т.п.

Тех, кто пользуется правами без лицензии, штрафуют и сажают  в тюрьму.

После этого каждый, кто решит, что его конституционные права не исполняются, может заявить: "Но я же плачу", подать в комитет по правам потребителей и все-таки получить заказанную услугу.

Конечно, богатые будут пользоваться большим количеством прав, чем бедные. Но что в этом такого уж скандального? И сейчас в РФ богатые получают гораздо лучшее образование, и куда лучшее медицинское обслуживание. Никого не расстроит, если и в сфере политических прав и свобод они получат больше - причем совершенно легально, без подкупа и лоббирования.

(no subject)

Благодаря короновирусу открылись всякие интересные вещи, про которые раньше рассказывали, мягко говоря, недостоверную информацию.

Например, роспатриотические блогеры не раз рассказывали, что ДНР совсем оторвалась от проклятой Украины и уже практически РФ, только что неофициально.

А тут бац, карантин, границы перекрыты и за украинской пенсией не проедешь. Результат? Магазины резко опустели, выручка упала.

Кстати, заодно исчезли все иностранные продукты вроде голландских сыров. Тут-то мы и узнали, откуда их возили контрабандой. Остались только пальмовые российские и белорусские.

Но это еще ладно. А вот когда обрушился миф о трудолюбивых немцах...

Оказывается, как только украинцы уехали из Германии, там сразу остановилось сельское хозяйство. Внезапно выяснилось, что оно только на батраках и держалось. Сами немцы что-то не спешат на клубничные грядки показать там свое трудолюбие, а срочно лоббировали открытие границ.

А до украинцев там, собственно, работали румыны и поляки. А до них турки-гастарбайтеры. А до турков снова украинцы и русские, только уже остарбайтеры.

Легко быть трудолюбивым, когда за тебя все время пашет кто- то другой.

(no subject)

Почему люди держат котиков? Потому что котики совсем как тигры, только маленькие и не опасные.

Вот и с КПРФ примерно так же.

The imitation game



В детстве у меня был друг по имени Сёма. Когда я предлагал ему полазить по стройке, покидать карбид в городской фонтан или заняться еще какими увлекательными вещами, он прищуривал глаз и спрашивал: "И что я таки буду с этого иметь?".

Не скрою, в детстве я еще не мог в полной мере оценить вековую мудрость его народа, и это часто приводило к межнациональным конфликтам.

Но повзрослев, я стал что-то понимать.

И теперь, когда украинские националисты, в частности, львовяне рассказывают мне, что надо все сбросить и срочно начинать строить украинскую этнонацию, левый глаз закрывается у меня сам собой.

"И какие конкретные проблемы это решит?" - спрашиваю я тогда этих романтиков.

Зачем нужна гражданская нация - это мне понятно. Лояльность к государству его жителей - вещь практически полезная для всех, тут даже объяснять ничего не надо. При условии, что государство не плюет при этом на своих граждан, разумеется.

А вот этнонация-то зачем?

Мне жаль расстраивать львовян, но Украина не является этнически монолитным государством, и доля не-украинцев в ней не настолько мала, чтобы можно было присвоить им статус национальных меньшинство, отстранить их от власти и на этом успокоиться. Особенно, если учесть что огромную часть этих не-украинцев составляют русские, которых в мире больше ста миллионов, и которые отнюдь не являются на Украине какой-то пришлой диаспорой.

Что конкретно предлагают этнонационалисты для построения своей этнонации? Отгеноцидить всех не-украинцев по методу Бандеры?

Такого экстремизма я от них не слыхал - скажем честно. У них более мягкая идея - вынудить всех не-украинцев добровольно ассимилироваться. Ну чтобы получилось то же самое, но без геноцида и чуть позже.

И тут неизбежно встает тот же самый вопрос.

"А зачем это мне нужно?" - спросит Ваня. Рустем только пожмёт плечами. А Семён выразится еще откровеннее: "Что я с этого-таки поимею?".

Хуже того - и Тарас из Нижних Розсошенцев спросит: "Навiщо?". Я и так украинец, мне никто не мешает разговаривать на родном языке, гордиться своей национальностью и носить вышиванку, если мне придет в голову такая фантазия. Зачем мне еще некая абстрактная нация?

У украинцев и государства Украины проблем целая тележка и практически все они связаны с периферийным положением страны в капиталистической мир-системе. Наиболее ярко это проявляется в общей нищете - а нищему недоступны ни хорошее здравоохранение, ни питание, ни путешествия, ни карьерные возможности, и путь у него один - рано повзрослеть, тяжело работать и быстро сдохнуть.

Как эту проблему решает этнонационализм?

Честно скажем, никак.

Все, что он предлагает, - это всего лишь карго-культ. Вот, дескать, европейские страны придерживались национализма и глядите, каких высот они достигли - эге-гей.

Несложно заметить, что это не более, чем фантазии, основанные на каузальной атрибуции.

Албания и Румыния - европейские страны, с национализмом там все более, чем все в порядке, но успехи... Так себе, если честно.

А если брать не Европу, а весь мир, то настоящий расцвет национализма был в XX веке, когда новые нации появлялись чуть ли не каждый год и все сразу бросались строить национальные государства. Индонезия,Филиппины, Алжир, Бирма... А уж в Африке сколько наций... Давайте же скорее им подражать!

В то же время, очевидно, что наиболее развитая современная страна - США - отнюдь не является образцом национального государства в стиле старой доброй Европы. Да и в самой Европе государства стали не столько национальными, сколько рациональными. В них очень сложно заметить какое-то национальное своеобразие и в экономике, и в системе управления;  у них теперь даже монархии от республик ничем не отличаются. Более того - они добровольно передали часть своих полномочий наднациональным структурам.

Самая актуальная проблема украинцев - нищета. Но этнонационалисты не предлагают никаких путей выхода из нее. Они приверженцы рыночного фундаментализма и глобализма - то есть, тех условий, которые к украинской нищете и привели. И на вопрос "как насчет экономики?" они честно отвечают: мы больше по культурным проблемам, нация, сознательность, то-сё.

Какую экономическую доктрину предлагают жители Львова на практике? А вот какую: всем дружно уехать за границу на заработки, а Украину закрыть и поставить на сигнализацию, чтобы Путин не стащил чего.

"Ну и на хрена мне тогда ваша нация? - спросит даже Тарас, не говоря уже о Ване, Сёме и тем более Дьёрде. Для меня куда актуальнее будет знание польского языка и польского трудового законодательства - чтобы не кинули. Ну и миграционное изучить явно не повредит. Неплохо так же продвинуться в востребованной специальности и обзавестись удобной спецодеждой.

Есть ли в таком ответе что-то неожиданное и странное? Разве что для того, кто никогда не слыхал об Абрахаме Маслоу и его пирамиде. Ну то есть, для украинских этнонационалистов.

Это они ведь до сих пор не в курсе, что нищим не нужна ни культура, ни национальная гордость, ни демократия, ни даже красивая вышиванка. У нищих другие потребности - гораздо ближе к основанию пирамиды.

Почему этнонационалисты не понимают таких простых вещей? Потому что в массе это обеспеченные горожане из тончайшей прослойки украинского среднего класса, давно решившие материальные проблемы или вовсе их никогда не имевшие. Они слабо представляют себе реальную Украину вообще и жизнь украинцев в частности, и потому невозбранно воспаряют в высочайшие сферы духа, поскольку на грешной земле их ничто не удерживает.

Этот самый этнонационализм - вовсе не политическое течение, которое ставит себе целью привлечь на свою сторону массы и что-то изменить. Это средство проведения досуга. Развлечение для скучающего офисного планктона и прочих лиц свободных профессий.

Одни наряжаются эльфами и бьют друг друга деревянными мечами. Другие расстреливают всех в Интернете, играя в Сталина. А третьи неустанно приближают национальную сингулярность - когда все заговорят по-украински и поэтому наступит такая жизнь, что даже Курцвейлер от зависти сдохнет.

Потом выходные заканчиваются, они снимают вышиванки и идут пахать в глобализированные конторы, совершенно одинаковые по всему миру.

Ну и в какой-то мере такой национализм может служить формой психотерапии, принося утешение и радость теплым чувством принадлежности к некоему сообществу. С одной стороны это хорошо, поскольку атомизация - бич нашего времени и источник многочисленных психических расстройств, но с другой - сообщество-то иллюзорное, и эти иллюзии неизбежно заканчиваются разочарованием - когда у человека начинаются проблемы и он вдруг понимает, что на деле всем пофиг.

Вот и все. Других применений этнонационализму я не нахожу.

UTM

Сегодня для разнообразия будет научпоп.



Видите вот этого мокрого молодого человека? Мы разберем, что же на самом деле он придумал. Не в этот момент, который запечатлен на фотографии, а года через четыре, но тоже в неформальной обстановке, когда валялся на мягкой траве, растущей на лугах вокруг Кембриджа.

Вся история началась, впрочем, гораздо раньше, с математиков-теоретиков. Их смущало, что правильность дифференциального и интегрального исчисления никем не доказана. Практиков этого не волновало - результаты расчетов отлично сходились с измерениями. Его и придумал-то практик Ньютон для решения задач физики, и смело оперировал бесконечно малыми.

Но теоретики были перфекционистами. Какие еще бесконечно малые? Вы там берете величины, которые чему-то равны, смело их складывате и умножаете, а потом, когда надо, выкидываете из расчетов, дескать, они все равно малые и равны нулю. Так не пойдет. Или это числа, или нули.

Поэтому математики расчехлили чернильницы и в конце концов соорудили теорию пределов, которой и обосновали высшую математику.

Collapse )

Результат понравился и возникла естественная мысль: не замахнуться ли нам вообще на Вильяма нашего Шекспира? В смысле, а не обосновать ли вообще всю математику, начиная с арифметики? Тем более, примерно в это время изобрели математическую логику - булевы переменные, И, ИЛИ и все-такое.

И образец был, освященный временем. Геометрия, которую древнегреческий Евклид сформулировал очень любопытным методом: определил несколько недоказуемых аксиом, а все остальное логически вывел из них.

Collapse )

В результате скрещения этих трех идей: аксиоматического метода, идеи доказать основания математики и создания математической логики получилась такая программа:

А давайте правильно подберем логические аксиомы и из них выведем всю остальную математику, причем чисто механически, манипуляцией с символами, не вникая в их смысл!

Она получила название формализма, каковым и являлась. Видным ее представителем был Давид Гильберт.

С формализмом были согласны, разумеется, не все, но многие восприняли эти планы с энтузиазмом.

Нужно было только подобрать аксиомы и еще уточнить на языке математики, что значит "механически" - это ведь не математическое понятие.

Снова заскрипели перья и поначалу все шло хорошо. Нашлись удобные аксиомы арифметики (система Пеано), были разработаны методы самой логики и Рассел с Уайтхедом через два тома, набитых формулами, начав с булевых операций, доказали в результате,что 1+1=2.

А потом все пошло не так. В 1931 году Курт Гёдель доказал, что если добавить к предикатной логике аксиомы арифметики, то получившаяся система окажется неполной. В ней будут такие теоремы, которые в рамках этой системы недоказуемы.

То есть, мечта Гильберта недостижима в принципе. Арифметику невозможно аксиоматизировать так, чтобы пользуясь системой аксиом, можно было доказать все верные теоремы - как в геометрии.

А еще через несколько лет тот самый парень, что на снимке, принес еще худшую новость: в этой системе есть теоремы, котоыре даже вывести из исходной системы нельзя. Не то, что доказать, правильные они или нет, а даже вывести - то есть, сказать, относятся ли они вообще к этой системе аксиом или нет.

Как вы догадались, он был математиком.

Да, я же не сказал еще, как его звали. Алан Тьюринг.

Буквально через несколько месяцев тот же результат другим способом получил Чёрч. Но это уже не так интересно, потому что в работе Тьюринга, если вы не математик и не логик, основной интерес представляет не столько результат, сколько сам метод.

Тьюринг был одиночкой не только в жизни, но в математике. И поэтому его подход был очень необычным для того времени - хотя нам он кажется вполне естетственным. Но это только потому, что мы до сих пор едем по дороге, которую проложил Тьюринг.

Что такое механическое исчисление? Как его формализовать? Тьюринг представил процесс буквально: вот есть некоторая машина, которая может посчитать какое-нибудь число.

Еще раз повторюсь: это было очень странно. В то время математикой и даже счетом занимались исключительно люди, машины вокруг были самые примитивные, в основном механические, самые сложные - пожалуй, паровоз и линотип, и сама мысль, что машина может что-то посчитать без участия человека, отдавала ересью.

Итак, есть очень странная машина. Она состоит из очень-очень длинной ленты, поделенной на клеточки; головки чтения/записи, которая в данный момент смотрит на одну из клеточек, и может стереть из нее символ, или написать другой, и некоторого состояния. Это математическая машина, чисто воображаемая, лента у нее бесконечная, а работать она может, сколько хочет - хоть сто миллионов лет.

Дальше Тьюринг показывает, как на такой машине можно, допустим, выполнять сложение; как посчитать, чему равно 1/3; или еще сложнее - как считать квадратный корень из двух.

А еще он доказывает, что любая машина такого рода не может посчитать произвольное действительное число - а лишь некоторые числа, которые он называет вычислимыми.

Как Тьюринг пришел к идее подобной машины? В ретроспекции это кажется несложным. Она просто имитирует человека, проводящего расчеты на бумаге, только сильно упрощает ситуацию, чтобы ее можно было рассмотреть математически. Вместо листка бумаги - бесконечная лента, по которой можно ездить взад и вперед; вместо пера - печатающая головка; ограниченность человеческой памяти заменяется одной-единственной текущей клеточкой; возможность делать промежуточные заметки сводится ко всей той же ленте, только другим символам на ней; а неопределенные "состояния ума" имитируются простыми состояниями машины, которые можно свести к длинным таблицам "в состоянии А, если видишь символ точки, сдвинься на клетку вправо, нарисуй там крестик и перейди в состояние Б".

Кроме того, мысль, что люди - это всего лишь очень сложные машины, и машины рано или поздно смогут делать то же, что люди, похоже, занимала Тьюринга постоянно. И последняя его работа была на все ту же тему: "Может ли машина мыслить". Именно в ней он предложил знаменитый тест - можете ли вы отличить машину от человека, просто задавая ей вопросы. Если не можете - то никакой разницы нет.

Если честно, попытка представить вычисления в виде действий некой машины была хоть и оригинальной, но не очень сложной. Например, до Тьюринга к тому же независимо пришел другой математик - Эмиль Пост, предложивший свою версию машины.

Но Тьюринг сделал следующий шаг, и это был шаг действительно гения. Он понял, что можно разработать (в математическом смысле, конечно) такую машину, которая может имитировать работу любой другой - и той, что считает, сколько будет 1/3, и той, что считает корень из двух, и той, что из системы аксиом может вывести все теоремы (такая машина тоже описана в его работе).

Этот хитрый девайс и называется Универсальной машиной Тьюринга.

Он, кстати, не только понял, что универсальная машина существует, но и придумал, как она должна быть устроена, то есть, по какой программе она должна работать - читать программу простой машины и имитировать каждый ее шаг.

Короче говоря, он доказал, что возможно некое устройство, способное вычислить все, что может быть вычислено в принципе.

Компьютер, по-современному. Все современные компьютеры и есть такие универсальные машины. Более того, ни один из них не круче Универсальной машины Тьюринг: что могут вычислить они, в принципе, может и она - только гораздо дольше.

А еще математик походя доказал,что невозможно, взяв программу для машины, определить с помощью другой машины, что эта программа в принципе рабочая - что она не зависнет, говоря по-современному, и вычислит именно то, что нужно.

Увы, так устроен наш мир, поэтому если ваш компьютер глючит, не колотите его кулаком и не поминайте маму Билла Гейтса. Ошибки в программе можно узнать, только запустив ее. Заранее - нельзя.

Додумался ли бы кто-то до идеи компьютера без Тьюринга? Да, конечно. Примерно в это же время немецкий инженер Конрад Цузе, далекий от математических высот, строил цифровую машину прямо у себя дома. И вряд ли он был один. Когда приходит время идеи, эта идея приходит в голову сразу многим людям.

Но это ничуть не умаляет заслуг Тьюринга. Он был одним из первых, в том числе в мире нового раздела математики - теории вычислимости.

Тьюринг, кстати, после войны, строил уже и настоящие компьютеры, из реле и катушек, и даже сам наматывал для них провода.

А что касается той идеи Гильберта, с которой все началось, то нам, живущим в информационном мире, теперь очень легко понять, что она была нерабочей.

Грубо говорят, Гильберт хотел взять горстку информации (несколько аксиом + программа для логического вывода) и получить из нее бесконечное количество информации (всю математику).

Так не бывает.

(no subject)

В XX веке оптимистично рассуждали, могут ли машины мыслить. А в XXI веке что-то даже насчет людей стали появляться сомнения.

Английские кроссворды

Очень давно попалась мне в руки британская газета, кажется это была "Гардиан". Читать я тогда уже мог более-менее свободно и решил разгадать кросворд - это ведь чуть сложней чтения.

Стал читать и... ничего не понял. Все слова по отдельности понятны, но вместе - какой-то бред. "Гениальная араукария, говорят, уже завяла?", и в скобочках - 10 букв. Я даже заглянул в ответы. "Сковородка". Остальные определения и ответы были не лучше.

WTF? - произнес я национальное выражение на английском языке и закрыл газету.

И только сейчас хаотическая траектория моего интереса снова подошла к этим кроссвордам.

Если коротко, то это совсем не наши кроссворды, в которых написано определение. Это игра, проходящая по определенным правилам, и правила эти надо знать. Быть в курсе, прежде чем сможешь что-то вообще решить.

Ближе всего это к ребусам, только без картинок, излагаемых одними словами, причем так хитро, что там еще будет и синоним к загаданному слову. Берется слово, делится на части, или буквы переставляются местами, или надо читать задом наперед, или еще что-то в этом духе, и даются освященные временем подсказки. "Голова шторы" означает, что от слова "штора" надо взять голову, то есть букву "Ш" или, возможно, "ШТ". "Говорят" намекает, что надо подобрать слово, которое произносится так же, как загаданное. Плюс обильное использование всяких сокращений, римских цифр и всего такого.

Все, что угодно, кроме буквального смысла.

Разумеется, чтобы решать такие вещи, надо знать английский язык не просто как средний англичанин, а гораздо лучше - потому что далеко не все англичане могут решить такой cryptic crossword, лишь изощренные любители.

Another one bites the dust

Недавно умер Константин Крылов, один из светочей мелкой интернет-секты под самоназванием "русские националисты".

Разумеется, всякие селебрити, интернет-селебрити, разумеется, наперебой помчались выражать свою скорбь.

Тут тебе и "талантливый писатель", и "видный русский философ", и "великий политический ум", и бог знает что еще. Это-то ладно, жанр панегирика не сегодня выдуман, тут ничего странного нет.

Странное вот где: эти соболезнования выражают не только единомышленники, но и откровенные идейные враги. Разные московские либералы, в частности, даже Навальный отметился.

Но и тут нет ничего странного, если понимать как устроен мир интеллигенции в России вообще и в РФ в частности.

Помните, у Азимова в "Конце вечности" описывается, как некая группа владельцев машины времени построила себе штаб-квартиру, а потом размножила ее в каждом году?

Россия устроена примерно так же, только вариантов устройства два. Один называется "провинция", он шаблонный, второй - "центр". Центр уникален, провинция - нет. В любом регионе уныло повторяется одна и та же общественная структура, которую сочинили в центре, внедрили из центра и из центра же ею управляют.

Можно, конечно, вдаться в исторические экскурсы, и объяснить, что такое получилось не со зла, что центр в России всегда был достаточно слаб из-за малой доли прибавочного продукта, что учитывать особенности регионов он не мог, да и не хотел, и т.п. Но стоит ли? Все можно объяснить исторически, но интерес это представляет разве что для игроков в "Что? Где? Когда?". Остальным не нужно - сейчас этим даже девушку не впечатлить.

В провинции не нужна интеллигенция - там достаточно деревянных солдат, чтобы брать под козырек и делать, что велено. Гуманитарная интеллигенция в стране в целом нужна, в небольших количествах - кто-то же все-таки должен если не генерировать идеи, то хотя бы находить оправдания уже нагенерированным властью. В России она все сконцентрирована в Москве - где за ней проще надзирать, ну и есть какие-то ошметки в паре других городов. Чуть в Петербурге, по старой памяти, место предыдущей концентрации; чуть в Екатеринбурге - чтобы как-то ловить настроения совсем уж далеких территорий. Но не более того.

С точки зрения других стран поэтому Россия (и СССР тоже) выглядят очень странно. Все интеллектуалы сидят в Москве, и вся их инфраструктура - там же. Издательства, телевидение, журналы, вузы хоть какого-то уровня, киностудии, центральные газеты, картинные галереи, музеи...

Разве в тех же США все газеты издаются в Вашингтоне? Разве только там сконцентрированы интеллектуалы? Нет, в США не так, там каждый регион имеет какую-то специализацию, и если киноиндустрия сосредоточена в Лос-Анджелесе, то мюзиклы ставят в Нью-Йорке, а разные философы вообще разбросаны по всей стране.

Соответственно, вся московская интеллигенция представляет собой одну большую тусовку, где все друг друга знают и половина друг с другом переспала. Так было при СССР - достаточно почитать биографию какой-нибудь Ахматовой, - так оно осталось и сейчас. И живут они, в бытовом плане, одной большой дружной семьей, которой никак не могут помешать какие-то мелкие идеологические и политические разногласия. Идеи - это, конечно, идеи, но групповые интересы - это все-таки групповые интересы. Художественно выражаясь, московская интеллигенция напоминает уголок Дурова - где котята и крысята едят из одного блюдца. Да, они могут делиться на какие-то фракции и клаки, особенно когда речь идет о дележе лакомых кусочков, но и при этом родство душ никуда не девается. При возникновении угрозы со стороны - например, когда туда будут пытаться внедриться какие-нибудь провинциалы, хоть четырежды талантливые, - все разногласия будут мигом забыты.

И даже ярые антисоветчики из этой среды никогда - НИКОГДА - не возмущались этим болезненным наследием "совка" - нездоровой концентрацией интеллигенции в одном городе. Это наследие им ведь очень даже удобно.

Поэтому нет ничего удивительного, что Навальный или какая-нибудь Витухновская, или Еськов соболезнуют Крылову. Свой же человек.

И ничего удивительного нет в том, что "русский национализм" Крылова был таким же поддельным, как и демократизм Навального; фальшивым, как трехдолларовая бумажка. Все эти московские идеи всегда об одном и том же: мы - белая кость, вы - быдло, поэтому поклоняйтесь нам.

"Русский националист" Крылов происходил из московской элиты и никакого понятия о реальном русском народе вообще не имел. В 2015 году он приезжал в Донецк и это было хорошо заметно: белый бвана почтил туземцев своим визитом. Любимых туземцев; тех, кому он симпатизировал. Но равными себе при этом, разумеется, не считал, и писал потом нечто вроде: "у них очень неплохие хижины, самобытные, и в них даже не воняет".

Крылов просто самозвано присвоил себе право говорить якобы от имени русского народа, хотя, насколько я знаю, никто ему никаких доверенностей на эту тему не выдавал.

И вся его самобытная философия, авторитетный интеллектуализм и прочая, и прочая, и прочая имели смысл только в рамках тусовочки, замкнутой, самодостаточной и страшно далекой от народа.

Поэтому умер Крылов - и фиг с ним.

Я бы мог, конечно, выразить хотя бы общечеловеческую солидарность, в конце концов все мы под богом ходим, а тут человек упокоился еще и не старым совсем. Но увы, после циничной и грязной донбасской войны я и сам стал циником. Когда убивали моих земляков, московской тусовке было пофиг. Они или делали вид, что ничего не происходит; или, что еще хуже, прикидывали, что на этом можно поиметь - хотя бы на пиаре собственных идей.

А теперь вот и мне на них тоже пофиг.

"Розыгрыш". Реж. Вл. Меньшов, 1976 г.

Когда смотришь советские фильмы, неизбежно возникает раздвоение сознания, как в оптической иллюзии, где то ли выпуклый куб, то ли ты дырка в форме куба. Можно при некоторой сноровке даже по желанию переключаться между этими формами восприятия.

Можно смотреть советское кино по-современному, как любитель древностей, чувствуя себя немножко снобом, интересующимся не мейнстримными вещами.

А можно - так, как ты смотрел его раньше, когда еще сам был советским человеком и жил в том поле смыслов. Хотя с каждым годом это делать все сложнее и сложнее - уж очень отличается нынешнее социальное пространство от тогдашнего. Объяснить ребенку, почему герои ведут себя так, а не иначе, какими соображениями они руководствуются, - это еще можно, но все это в сильной мере уже выглядит просто художественной условностью, загадкой, для понимания которой надо знать контекст, а вовсе не изображением живой жизни, пусть и облагороженным искусством.

"Розыгрыш" - очень хороший фильм, не просто профессионально сделанный, но еще и очень творческий. Но сейчас воспринимаешь его как артефакт, найденный на Марсе: видно, что перед тобой нечто очень изощренное, вещь, сделанная, несомненно, высокоцивилизованными существами, но ее смысл и назначение улавливаются довольно слабо.

В сюжете ничего непонятно, если не знать одной вещи, и эту вещь вычислить из самого фильма можно только с большим трудом. Все герои действуют так, будто в мире есть некое трансцедентное начало, которому безусловно нужно подчиняться. Оно дано свыше и не обсуждается, его именуют "моральными нормами" или "правильностью".

Как ни странно, материалистическое советское общество движимо при этом явно не материалистическим "духом". Его сознание куда ближе к религиозному, чем у нынешних верующих, напоказ крестящихся при виде церкви, и потом спокойно идущими на работу обжуливать клиентов.

Цель педагогов в фильме  - передать этот "дух" ученикам, цель учеников - его воспринять. Одним это удается, при всей их "чуждости" (гитара, длинные волосы, сомнительные песни); другим - нет.

Если этого не понимать, то смысла в фильме нет вообще никакого, Мария выглядит дурой, взъевшейся на Комаровского, потому что ей вожжа под хвост попала, да и поступки всех остальных совершенно непонятны.