gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

Информационный обмен

Теория СКС Николаенко, правильная она или нет, хороша уже тем, что позволяет посмотреть на вещи совсем в другой перспективе. Например, разглядеть ныне происходящее не с точки зрения человека, по которому проехал каток истории, а с точки зрения огромной системы.

В одной книжке по психологии я как-то прочитал, чем отличаются интроверты от экстравертов. Оказывается, у экстравертов обмен информации между полушариями проходит редко, но большими порциями. У экстравертов - соответственно, наоборот, маленькими порциями и часто.

Отсюда легко усмотреть аналогию - Российская цивилизация явно ведет себя интровертивно. Она обменивается информацией с внешним миром редко, но зато так, что мало никому не кажется.

От спокойного состояния, когда окружающие народы кажутся не слишком интересными и всяко какими-то не совсем правильными, она резко впадает в состояние информационного голода. Все мы прекрасно помним, как это было.

Внезапно обычаи и нравы Запада (Запада - потому что получение оттуда информации, очевидно, наиболее актуально) приобретают просто сказочный шарм. Все, что оттуда исходит, воспринимается как непререкаемая истина. Жизнь тамошних уроженцев прекрасна и удивительна по сравнению с мерзостью, творящейся вокруг, даже если эта самая жизнь совершенно идентична нашей, а то и хуже.

Массы людей устремляются толпами на вожделенный Запад, потому что тут же ведь жить нельзя. В язык потоком льются английские заимствования - ведь они звучат сладостной музыкой вместо посконных набивших оскомину слов. Даже в забытом богом провинциальном городе забегаловка превращается в Star Bar, а продуктовая лавка в Super-Euro-Market. Название любой иностранной деревни тут же вызывает прилив к голове видов прекрасных городов и чарующих ландшафтов.

Но это ведь не первый раз. Так уже было неоднократно. Исторические эпохи каждый вспомнит сам, я же сошлюсь на малоизвестный пример.

Был такой писатель Квитко-Основьяненко, ныне считающийся украинским. Самая известная его книга - "Конотопская ведьма". Но она была не более чем умственным упражнением на тему малоизвестных диалектов: как бы это написать книжку на народном сельском языке. Вещи посерьезнее слобожанский помещик Квитка писал по-русски. И была у него назидательная повесть (потом переделанная в пьесу) под названием "Вояжеры". Сюжет ее такой. Главный герой неожиданно обнаружил, что его тянет в путешествие. Он тут же отправился в соседнее село, где обнаружил таинственный замок, потом посетил консерваторию, где слушал прекрасную музыку, нашел свиток с таинственными письменами и т.д. В конце концов оказывается, что эта охота к перемене мест вызывается какими-то особыми микробами, носящимися в воздухе (!). После излечения замок оказывается замызганной голубятней, консерватория - кабаком с пьяными мужиками, а рукопись - записками ключницы для учета банок с повидлом. Далее по моде того времени следует мораль - дескать, сколько помещиков влезли в долги и помчались во Францию да Италию, чтобы восхищаться увиденными там помойками.

Но вернемся к современности. Очевидно, что волна эта спадает. Тысячи людей побывали за границей, пожили и на своей шкуре убедились, что живут там обычные человеки, где лучше, где хуже, но эльфийских стран нет нигде. А убедившись, рассказали это оставшимся здесь. Уехавшие уже вряд ли вернутся, за поколение перестанут быть русскими, но русская цивилизация, очевидно, может это себе позволить.

Остановился поток английских слов, а дальше, очевидно, он пойдет на убыль. Исчезнет большинство незаконнорожденных ублюдков вроде "мерчендайзеров" и "ретайлов", а "менеджеры" и "компьютеры" обкатаются и останутся с нами навсегда, как остались "январь" и "ерунда".

Процесс, конечно, затянулся на целых двадцать лет, но это потому, что жизнь в XX веке резко ускорилось и количество информации, которое надо усвоить, выросло экспоненциально. К тому же еще не повезло. Западная цивилизация переживает не самые лучшие свои времена, поэтому наглотались мы немало ядовитой дряни.

Но теперь пойдет веселей. Нахватанное информация пойдет перерабатываться и укладываться в копилку народного знания. Выглядеть это будет как обрусение и смесь французского с нижегородским, от чего будут морщиться доморощенные эстеты-интеллигенты. Дескать, мужичье необразованное все перевертает.

Дрянь будет выкинута, полезное усвоено и приспособлено к нашей жизни да так, что никто потом и не вспомнит происхождение исконно русской матрешки.

Все будет нормально. До следующего раза, когда внезапно окажется, что все русское - это тьфу перед тысячелетней мудростью Великого Китая.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments