July 11th, 2007

Либерасты берутся рассуждать о правде

Был во времена расцвета Фидо такой деятель Алекс Экслер. Писал бездарные гопнические рассказы. Теперь он, оказывается, переквалифицировался в кинокритика.

Вот что он пишет по поводу советского детского фильма "Волшебный голос Джельсомино".

Ну что тут можно сказать? В СССР все врали сверху донизу, граждане периодически выходили на улицы и их отправляли в полицию. Были только диссиденты, которые как-то проникли на киностудию и снимали честные фильмы. Учитывая сам процесс съемок (о которых г-н Эклер не имеет ни малейшего понятия) к диссидентам относились не только режиссер Т. Лисициан, сценаристы, осветители и гримеры, но и все руководство Одесской киностудии, а также Комитет по телерадиовещанию при Совете министров.Вот только от них и можно было услышать правду.

И такой, прости господи, бред нам выдается почти что за свидетельство очевидца.

На самом деле фильм, естественно, был совсем не об СССР, а о странах благословенного Запада. Джанни Родари в доступной детям форме растолковал смысл манипуляционной "демократии". Достаточно вспомнить только описание бега в мешках:

Collapse )

Да, это конечно же, типичный Советский Союз, а не описание западной прессы, соцопросов и демократических выборов.

Кстати, через несколько лет "диссидентка" Лисициан сняла фильм "На Гранатовых островах", в котором наглядно показывалось, как США захватывают независимые государства.

Единственная ошибка и Родари, и нашей съемочной группы была в том, что они считали, что ложь и манипуляцию можно победить правдой. На деле демократия порождает особей типа Эклера, которые настолько привыкли, что собаки мяукают, что по-другому мыслить вообще не могут. У них и в СССР собаки мяукали, да еще их за это ссылали в ГУЛАГ. Вот и вся их правда, и другой нету.
viajero

Почему я не люблю москвичей: картинки с натуры

1. Крым. Мыс Фиолент. После долгого перехода, когда озабоченная кондукторша в автобусе забыла нам сказать остановку, и нам пришлось плестись по очень неровной дороге несколько километров, все устали как собаки. До монастыря, где мы хотели первоначально стать, никак не дойти. Сползли по глинистому обрыву и стали примерно посередине. Воды нету, наверх, в киоск, идти уже поздно. Вокруг бегают страшные ядовитые сколопендры. До моря еще метров 60, причем куда идти, непонятно. Но красиво, черт побери. Вверху скалы, внизу скалы, море плешещется необычайных цветов, слева сам мыс выступает из воды огромным линкором, справа заходит ярко-красное солнце. Все ярче и ярче разгорается луна. Зачарованный видом, стою в безмолвии на самом краешке скалы. Откуда-то сбоку доносится разговор, судя по характерному, уродующему язык, акценту - москвичей.

- Ой, как красиво!
- Да, гла-а-а-мурненько так.

2. Большой каньон. Куча экскурсантов, приезжающих на автобусе. Десять минут на водопад Серебряный, полчаса на каньон, сфотографировались, побежали дальше. Мои попутчики ворчат: снова эти люди, житья от них нет. Как хорошо в лесу, где нету никого! Меня туристы так не раздражают, я воспринимаю их чем-то вроде местной фауны. Вот на озере возле с. Родного полно комаров. Что же, на них ругаться?
А местность весьма примечательная. Повсюду вода в разных видах, текучая-динамическая и статическая в виде озер. Скалы, в ложе реки просверлены разнообразные дырки. Возле Пании торгуют чаем из термосов. Обгоняю очередную группу туристов и слышу такой разговор:

- Какой здесь воздух чи-и-и-стый!

Вторая мадам пытается шутить:

- Ага. Ра-а-а-ботает ка-а-а-ндиционер.

Пять рублей пенсии

Из бесед с ненавистниками СССР:

Вы знаете, какую пенсию получала моя мать? Ей назначили пять рублей! Пять рублей!

Стоп, стоп. Пять рублей? Как же она не умерла с голоду? Уборщица в СССР получала 70 рублей в месяц, это была черта бедности: скромная еда и скромная одежда. А на меньшее прожить было в принципе нельзя.

Выясняется, что мать всю жизнь прожила в деревне, работала в колхозе. Но позвольте, получается она выращивала сама овощи и фрукты, держала кур, а может и свинью. Давайте прибавим стоимость всего этого (причем рыночную - с/х продукты такого качества можно было купить только на колхозном рынке). Получится несколько больше пяти рублей, не правда ли?

- Но она же надрывалась, работала ради всего этого.

А как же. Большевики пообещали землю крестьянам - и отдали. Работайте, выращивайте. Кто не работает, тот не ест.

К слову, в 70-х годах пенсии колхозников были явно больше 5 рублей.

Дополнение от 8.07.2008 г. В США, между прочим, фермеры вообще не получают никаких пенсий.