June 3rd, 2012

О мышах, анчоусах и злых детях

С нейтральной точки зрения у товарища Сталина можно найти немало хороших черт, причем даже хороших с разных узких политических точек зрения.

Например, православный политик может одобрить разные приятные ништяки, установленные церкви и особенно ее иерархам. Настоящий русский националист (не Крылов) с радостью вспомнит возвращение к классическому русскому стилю в одежде - тут тебе и погоны, и стоячие воротники с шитьем, и петлички у служащих, и даже настоящие виц-мундиры. Не говоря уж о школах, превращенных в гимназии. Ну и настоятельное подчеркивание приоритета всего русского. Национал-диетолог Крылов может с вожделением и аппетитом полистать сталинскую "Книгу о здоровой пище" и помедитировать на тему резкого улучшения питания в сталинское время. Вплоть до того, что множество блюд, которые мы сейчас считаем исконно-посконными, появились именно тогда.

И даже либероид с радостью сообразит, что Сталин основал МВФ, устроил Ад и Израиль и даже лично встречался с Новодворской.

Но ведь ничего этого на самом деле нет. Сталин - абсолютное зло, эманации которого просачиваются на сто лет вперед и назад.

И я, кажется, знаю, почему это так.

В основе серьезных политических разногласий всегда лежит разногласия мировоззренческие - разница в представлениях о человеке и его месте в мире.

Эти представления в исходной своей форме обычно очень просты, понятны и попросту несовместимы с остальными.

Я ничего не скажу про православных, за что они не любят бывшего семинариста Сталина - может быть потому, что он захотел делать церковную карьеру, а ударился в политику.

Не знаю я ничего и о консерваторах-националистах, ибо никогда таких не видал.

И даже у диетолога Крылова ненависть к советской власти и к товарищу Сталину больше похожа на унылое отрабатывание ежедневной нормы антисоветчины, чем на философские взгляды.

Но вот ту толпу, что пошла на Болотную, и их идеологов я, похоже, вполне себе разумею.

Они просто не хотят работать. Работать - это значит приносить другим людям заметную и ощутимую пользу.

Это можно понять. Работать вообще муторно, а уж удовлетворять потребности других - и того хуже. Потребности у всех ого-го (по себе знают), претензий полно, их много, а я один и сил у меня мало.

Вместо этого они хотят зарабатывать - то есть попросту получать деньги. В идеале - просто так, ни за что. В более смягченной форме - за некоторые собственные телодвижения, плавные и приятные. Ну типа снял фоточку между делом, получил за нее сто пятьсот миллионов и пожизненную ренту, значит, жизнь удалась (да-да-да, та самая протестантская этика и дух капитализма).

В общем-то в этой позиции еще мало предосудительного. Я, например, тоже не хочу работать, а хочу валяться в лесу с травинкой в зубах, и чтобы муравьи оббегали меня стороной. В конце концов, лень - двигатель прогресса, а также прикладной математики, механики и прочей техники.

Но возникает сразу же пошлый вопрос - откуда же возьмутся те блага, которые получат хипстеры, брокеры и Юлия Латынина лично? Ну, спортивные машины, бриллианты, лобстеры, вот это вот всё. Лобстеров (в просторечии - омаров) надо ведь поймать, разделать и приготовить, бриллианты - огранить, а машины - собрать из десяти тысяч мелких деталек.

Роботов, чтобы это делать, у нас, увы, пока нет. Наномашины пока что исключительно на горизонте. Остаются только люди.

Отсюда, собственно, и растут ноги у этого социального расизма. Пусть другие всё это делают, а мы будем только жрать. А чтобы нам не было стыдно, мы представим этих других злобными отвратительными морлоками, пьяным тупым быдлом, анчоусами, сиречь килькой.

А еще лучше - вообще прикинемся, что этих других нет. Будем снимать кино, где в роскошных интерьерах живут роскошные миллионеры, берущие деньги непонятно откуда, а свободное время тратящие на душевные перипетии. Или на малинах живут бандиты, мужественные и неуловимые.

А рабочих нет, инженеров нет  - вообще нет. Нет и всё. И никогда не было. Доктор Заузе приходит, а его нет. Ни рыбаков нет, ни машинистов, ни токарей, ни даже программистов - полная пустота. Сферический гламур в вакууме.

Вот вам главное моральное разногласие с советской властью. Она же была непристойна. Она развешивала на улицах откровенную порнографию - изображения рабочих в спецовках! Она показывала по телевизору полное непотребство - крестьян в поле. Это же стыдно, нерукопожатно, оскорбительно, безнравственно - не голую даму, не фаллос на мосту, не кишки по мостовой, а рабочих и крестьян, и не на вилле, а прямо на работе. Немецкое кино для взрослых просто отдыхает.

А еще говорят, что у либероидов стыда нет, морали и нравственности. Есть - только она вывернутая наизнанку советская. В СССР с возмущением встретили бы фаллос на мосту, а сейчас с удвоенным возмущением реагируют на выдвижение инженера на административный пост.

В СССР, как всем сейчас известно, секса не было, но было много труда. А у нас секс есть, сколько угодно, хоть залейся, а вот труда совсем нет.

А про Сталина и подумать страшно. Он не только вывозил в Париж скульптуры рабочих - это можно еще пережить. Но он же делал самое страшное - работать всех заставлял. А кто не хотел, к тем присылал суровых и неприятных мужчин в синих фуражках.

Думаете, либероидов возмущают лагеря сами по себе? Да они, дай им власть, покроют тюрьмами и лагерями всю страну. Нет - их бесит, что и в лагере заставляли валить лес и рыть каналы.

Можно подумать, их так волнует судьба Бродского сама по себе? Тут же более всего оскорбительно, что к нему пришли и спросили: ты чем занимаешься? А отмазку "я поэт и мой вольный дух летает, где хочет" не приняли. Сказали: ну раз ему все равно, где летать, пусть полетает рядом с кустарным производством рукавиц.

И всегда, во всех местах, где проявляется либеральная истерика, неизменно можно проследить это отвращение к труду, это нежелание приносить пользу другим, страсть иметь все на халяву.

Отсюда же и любовь к Западу - который за необременительные действия вроде брёха против ветра дает полновесные зелёные фантики.

Идея понятна. Непонятно, что делать с этими злыми детьми-переростками. Сидеть и ждать, что их жизнь научит? Так не научит ведь, пока они будут сидеть в своем московском заповеднике, отлично абсорбирующим все тычки жизни.

Принудительно заставлять работать - и так ведь тоже не научит, только озлобит ещё больше.

Поэтому эффективными будут мягкие рыночные методы, столь любимые этой братией на словах. Неплохо бы подвергнуть въедливой ревизии источники их доходов, отсечь американские гранты и прочие криминальные поступления. А  заодно проверить, так ли уж много платят они налогов, как рассказывают. На недоплаченные налоги взыскать огромные штрафы. Плюс запрет работать в госучреждениях - государство ведь зло, так что ищите себе пропитание в рыночной стихии.

Тем временем разработать щадящие формы трудотерапии и социализации, то есть возвращения к общей реальности, - может быть, не надо сразу в совхоз им. Баграмяна, хотя бы в лабораторию мыть пробирки, пока умные люди думают. Или в газете готовить подборки писем читателей.

Должно помочь.