September 23rd, 2012

Зачем нужна европейская толерантность

Европейская защита прав всех меньшинств подряд, а в особенности, сексуальных, постоянно цепляла мое подсознание своей несообразностью. Людоедское общество свободного капитала, где человек ничего не стоит, если у него нет денег, и вдруг такая трогательная забота о людях, не сулящая никаких прибылей. Странно и в историческом кратковременном разрезе - еще пятьдесят лет назад гомосексуалистов в Европах попросту чмырили, не взирая даже на их прагматическую пользу (пресловутое яблочко Тьюринга).

Да и в глобальном историческом разрезе удивительно. К гомосексуализму в разных общества относились по-разному. В христианских - приравнивали к греху и преследовали, в восточных - реагировали спокойно. Но никто и никогда не превращал это в символ веры.

Когда-то в беседе с уважаемым vidjnana я сделал несколько попыток объяснить этот парадокс с разной степенью достоверности и фантастичности. Процитирую собственные слова.
  1. Методы работы с сознанием населения стали настолько изощренными, что учитываются даже совсем мизерные различия, и выделяются целевые группы, занимающие всего несколько процентов.
  2. Гомосексуальное лобби в силу каких-то причин стало настолько сильным, что продавило собственные нормы.
  3. Это временная флюктуация, например, мода, о которой уже через 50 лет все забудут.
  4. Западное общество отрабатывает на содомитских парадах методы ассимиляции различных меньшинств. Ведь гей-прайды - это именно, что карнавал, после которого участники снимают туфли на шпильках, вытирают косметику и идут в офис, а не громить полицейские участки.
  5. Западное общество повышает таким образом терпимость населения к отклонениям от сложившейся нормы, учитывая постоянные перемены из-за НТР. Допустим, завтра появятся киборги и никому не нужны их преследования, столь красочно описанные во многих произведениях НФ.
  6. Это один из признаков исчезновения традиционной семьи. Постепенно рождение и воспитание детей станет занятием профессионалов, а параллельно этому будет исчезать сама семья как ячейка общества и как социальная норма.
Какая-то доля истины во всех этих предположениях есть, однако в целом это была не более, чем игра ума. На самом деле ларчик открывается проще и удивительнее. Я уже писал как-то, что европейская нация в нынешнем понимании - это не более, чем один из способов объединения людей в большую общность, причем способ исторически преходящий.

У нас в России он никогда толком и не работал, но и в Европе его время прошло. Классичеcких объединителей - общий язык, культура и далее по сталинскому списку - уже недостаточно в условиях Объединенной Европы и постоянной инъекции туда неевропейских народов.

Так вот.

Первое, что необходимо для создания общности - так уж устроена психика человека, - это противопоставление по принципу "мы и они". Такое противопоставление должно четко отсекать всех, кто в эту общность попасть не должен. Защита всяческих прав меньшинств подходит для этого идеально. Никто и нигде - см. выше - не носился с гомосексуализмом как со знаменем. Более того, практически во всех остальных культурах возведение гомосексуализма на пьедестал вызывает отвращение. Поэтому такая идея, как бы странно на наш взгляд она ни выглядела, служит эффективным маркером "своих".

Отступление 1. На странности зацикливаться не стоит. От таких вещей требуется эффективность, а не соответствие чьим-либо априорным представлениям. Любая идеологическая система совершенно по-разному выглядит изнутри и снаружи. Изнутри - это целый мир, наш мир, родной и любимый, а снаружи - ненормальный набор идей, которых придерживаются с тупым фанатизмом. Думаю, что новая формирующаяся идеология "своих" выглядит неприятно даже для многих "старых" европейцев - но и это обычное дело. Человек Возрождения тоже был непонятен и противен человеку средневековья.

Если быть точнее, то таким маркером является не сама защита меньшинств, а ее родительская постмодернистская идея полной свободы каждого и равноправия всех. Впрочем, выводы из родительской идеи делаются не те, которые логически возможны, а те, которые политически целесообразны. Поэтому с содомитами в Европе будут носиться и дальше, а идею мультикультуральности тихо свернут, загнав арабские и африканские меньшинства в полное гетто. Тех, кто в гетто не захочет, выдавят или убьют. Такое решение проблем с чуждыми меньшинствами для Европы на протяжении всей ее истории было типично.

Отступление 2. Русские и в этом сильно отличались от европейцев, за что получили от последних титул "ксенофобов". В общем-то да, в каком-то смысле русские - гораздо большие ксенофобы, чем европейцы. Правда, меньшие, чем японцы и даже китайцы. Русские никогда не могли терпеть на своей территории чужих анклавов со своими законами и правилами. Им далеко до прагматического равнодушия европейцев, которые просто поставят на границах таких гетто полицейских и будут безразлично эксплуатировать их обитателей. Для русского это противоестественно.

Русские любят и уважают другие народы, даже нередко предаются по их поводу всяким идеалистическим иллюзиям, но дружбу понимают так: вот вы, другой народ, вот там ваша земля и вы живёте там, как вам нравится. А вот мы русские, это наша земля, и мы живем здесь, как считаем нужным. И вот на этих условиях будем дружить, торговать, жениться, ездить друг к другу в гости и дивиться чужим обычаям.

Что же касается жизни здесь, то, раз вы к нам приехали, извольте стать русскими. Вообще говоря, это довольно легко, поскольку русскость - это в основном культура и мировоззрение, которое для многих других народов вполне естественно и органично подходит. Можете петь свои песни, ходить в своих костюмах, разговаривать по своему, быть хоть черными-пречерными неграми, но во взаимодействии с нами извольте вести себя как русские ("по-человечески").

Из всего вышесказанного в отступлении отнюдь не следует делать вывод, что нам нужно срочно каяться в своей нетолерантности и пытаться изо всех сил стать Европой. Нет, вывод совершенно другой. Инородные анклавы на русской территории несовместимы с русской ментальностью и должны быть уничтожены.


Впрочем, защита меньшинств - опознаватель далеко не единственный, просто больше всех бросающийся в глаза. Другим служит идея всеобъемлющей демократии в европейском изводе и так называемой рыночной экономики, а реально - организации экономической жизни в форме корпораций.

Отступление 3. Не надо, как это многие делают, представлять корпорации какими-то адскими устройствами, присланными на Землю с Марса для порабощения человечества. Это всего лишь формы организации людей, приносящие им много пользы - как личной, так и общественной. Корпорации служат машинами, выгребающими ценности со всего остального человечества, и перераспределяющими их среди своих. Это одна из мощнейших форм объединения большого количества людей, уже конкурирующая с небольшими государствами. (В скобках замечу, что, по моему мнению, на этой стадии они и останутся, целиком подменять государства не будут. Они полезно именно в качестве дополняющей государственное объединение формы).

Кроме того, корпорации в европейских реалиях служат одним из орудий промывания мозгов (или воспитания нужного для общества человека, если хотите) и ограничителем декларируемой свободы. Свобода, как известно, очень быстро вырождается в анархию и хаос. Чтобы этого не произошло, корпорации отнимают у человека ту свободу, которая дается ему государством. В самих корпорациях нет ни демократии, ни прав меньшинств, ни плебисцитов, а любая попытка вякнуть что-нибудь против начальства заканчивается изгнанием на улицу.


И еще одна функция корпораций - ограничение экономического хаоса, известного под именем свободного рынка. Все эти европейские мантры о радостях нерегулируемой экономики - всего лишь попытка выдать нужду за добродетель. В их условиях, когда базовой опорой государства был класс свободных торговцев, перестроить экономику на какой-то регулярный манер, было невозможно, приходилось терпеть естественный термодинамический хаос и заставлять терпеть его всех остальных. Но эта экономическая анархия - по закону, описанному еще Аристотелем, точно так же перешла во власть сильных - корпораций, которые уже настолько огромны, что могут плевать на случайные флюктуации конъюнктуры, имеющие большой запас прочности, демпфирующий их собственные ошибки и даже природные катаклизмы. Более того, они стоят уже выше рынка, в значительной мере управляя им по своему желанию.

Из вышесказанного можно сделать следующие практические выводы.

1) Господа доморощенные прогрессоры! Не тужьтесь изображать из себя европейцев, поверхностно перенимая их идеи. От этого вы сами европейцами не станете, богатствами с вами не поделятся, своими для них вы никогда не будете, максимум - они будут вас использовать как агентов влияния. Ваше европейство - это же типичный карго-культ. Занимаясь им, вы выглядите в глазах остальных русских клоунами, тем более, что все это уже было, было. "Он был монтером Ваней, но в духе парижан себе присвоил званье "электротехник Жан".

2) Господа сексуальные меньшинства! То, что в Европе заботятся о гомосексуалистах, - это чистая случайность. Так легли карты общественной целесообразности. Не надо заскакивать на этом основании в европейский поезд и ругать русских за нетолерантность. Все, чего вы добьетесь в лучшем случае, - станете агентами чужого влияния (см. предыдущий пункт). В худшем случае - когда русские придут в себя - вас будуть бить, причем не по европейской идентичности, а по физической морде. Бить больно, но справедливо, поскольку всякое внедрение "европейских ценностей" в нашу жизнь улучшает жизнь европейцев и ухудшает нашу, по принципу сообщающихся сосудов. Да, проблема гомосексуалистов реально существует, общество относится к ним с презрением, и количество самоубийств среди них в два раза выше явно не от хорошей жизни. Но все это надо решать здесь, для наших людей, на нашей почве, исходя из наших ценностей и представлений о должном, не подписываясь на чужие геополитические проекты.

3) Товарищи сочаятели! Я думаю, вы понимаете, что люди, набравшиеся "европейских ценностей", то есть заточенные под функционирование в качестве европейских винтиков, здесь не нужны. В лучшем случае, они будут несчастны, как несчастны сейчас советские люди, готовившиеся лететь на Марс, а закончившие в качестве торговцев на базаре. В худшем - они будут агрессивно пытаться переформатировать всех остальных, если получат какую-то власть. Соответственно, все, кто учился за границей в нежном возрасте или работал в иностранных корпорациях на административных постах, должны рассматриваться как чуждые элементы и быть лишены права занимать государственные должности. Не нравится - демократично уезжайте.

Местные отделения ТНК следует расценивать как щупальца спрута, а не как свет, воссиявший для лапотных, и соответственно к ним относиться. По-европейски - использовать, пока выгодно.