December 23rd, 2014

manx

(no subject)

Помнится, при Ельцине изо всех утюгов докладывали, что кризис - это не так уж и плохо. Китайскую графику в обоснование приводили, дескать, там само слово пишется иероглифами "опасность" и "возможность". Так что кризис - это не так уж и плохо, он же открывает новые возможности. Круто, чё. Возможности, чувак, - вот что главное.

Тогда еще рассказывали разные притчи про совковую ленивую лягушку и эффективную рыночную, за бесплатно поработавшую сепаратором. Про удочку рассказывали, про лимонад и много чего еще.

А при Путине что-то подзабыли восточную мудрость. Кризис подоспел, да еще и не один - это сколько всего наворотить можно. Вот Крым, в котором невидимая рука рынка за пару лет построит просто Эдем. Вот Донбасс, куда можно выслать всех воров и бездельников, чтобы их там разбомбили. Ну или построить свободную от тоталитаризма и диктатуры Путина рыночную зону - в смысле, выслать туда всех либералов, чтобы их там разбомбили. Или чтобы они там сотворили экономическое чудо, а потом их разбомбили. Ну в общем, вы поняли. А вот доллар по сто рублей, что тоже открывает какие-то возможности, но пока что неясно, какие именно.

Или там пармезан. Не надо давать человеку пармезан, надо дать человеку удочку для ловли пармезана. Черт. Ну не удочку, надо магазин открыть, где пармезан продается. О! Не надо давать человеку пармезан, надо дать человеку денег, чтобы он мог пармезана себе купить. Ну и хамона на сдачу.

А что вместо этого? Отвратительное унылое нытье. Ах, мы Крым не потянем. Ах, Донбасс нам не нужен. Ах, мы тоскуем по божоле и хотим в Ниццу. И рассказывают это все те же общественные фигуры, которые в прошлой итерации так бодро пели про возможности.

Американец бы сказал, что они чего-то не хотят жрать свой собственный собачий корм.

Разумеется, не хотят. Потому что прошлый раз кризис был у нас, а возможности - у них. Это придавало им оптимизм. А сейчас колокол что-то сильно уж раззвонился, прямо как будильник после затянувшихся выходных. Это нервирует. Хочется как встарь запеть, что надо жить по средствам, что денег нет - а тут вдруг внезапная мысль: это же и мне придется так жить? Это же у меня не будет денег? Нет, мы так не договаривались. И зависание.
manx

Еще раз Массаракш

После того, как Максим Каммерер взорвал главный центр трансляции белого излучения и с чувством выполненного долга отправился охотиться на тахоргов, на Саракше прошли большие перемены, так долго чаемые народом и прогрессивной интеллигенцией.

Тоталитарный режим был заменен на демократию и плюрализм. Неизвестные Отцы переименовали себя в Невидимых Менеджеров и гневно осудили проклятое прошлое, в котором начисто отсутствовала свобода. Были объявлены выборы со множеством альтернативных кандидатов. Каждый мог отдать свой голос за того, кто ему по душе - Папу, Свекра, Деверя, Дергунчика, Губошлепа, Алкаша или Рыжего.

Страна торжественно покаялась перед Островной Империей, за то что все время злила это славное цивилизованное государство, в котором живут такие же люди, и даже лучше. Для белых субмарин были даже построены специальные причалы, при которых открыты бордели.

Страна мутантов объявила о своей независимости. Менеджеры покаялись и перед ней - за многовековое угнетение.

Концлагеря переназваны бизнес-инкубаторами, а воспитуемые - не вписавшимися в рынок. Всё оружие, которое они обезвреживают, продается в качестве металлолома в Пандею и служит важным источником валюты.

Ну и самое радостное. Каждую башню ПБС продали в частные руки и на ней открылась коротковолновая радиостанция. Дважды в день она передает рэп, попсу и тяжелый митал, от которых население несколько тупеет, зато чувствует себя счастливее и радостнее. Выродки, конечно, снова недовольны - от попсы у них болит голова и поджимаются губы. Но теперь ведь демократия, и им приходится подчиниться вкусу большинства. Тем более, если выпить бутылку коньяка, залезть в горячую ванную и включить на полную громкость средневековую лютневую музыку, то Джасти Бибру почти и не слышен.

Зато простые люди довольны возможностью выбора. Радиостанций много - на любой вкус. Хочешь - джага-джага, а хочешь - джигу-джигу.

Чтобы башни не простаивали, в остальное время по ним транслируют развлекательные передачи. Для этого из всех психушек собраны диссиденты-жертвы кровавого режима, и их ментограммы непрерывно передаются в эфир.

Срочно вызванный Максим, на всякий случай изучивший, что такое инфляция, рассчитывает снова по-быстрому навести порядок. Для этого он прихватывает с собой мешок полуразумной пластиковой взрывчатки, специально выдрессированной скатываться в колбаски, своим ходом отправляться к указанному объекту и там приклеиваться.

Однако после подробного изучения новых реалий Максим понимает, что не все так однозначно, что это вам не старый режим и очередным подрывом тут не обойдешься. Он долго чешет в затылке, потом грязно ругается по-хонтийски, вытирает пятерню об трусы и произносит: "Ни в массаракш, ни в Боевую Гвардию. Зеф его знает что. Пусть об этом голованы думают - у них башка большая".

И улетает на Арканар, где всё просто и привычно: кровь, кишки, грязища, угнетение интеллигентов, фошшысты в сером, в общем, старый добрый тоталитаризм, знакомый как разношенные домашние тапочки.
manx

(no subject)

Сочиняя последний опус, пришлось вспоминать мелкие реалии "Обитаемого острова" с помощью Интернета. В процессе нашел длинную статью, где скрупулезно перечислялось все, что в тексте заменили цензоры.

И слава богу, надо заметить. Хоть фантастика получилась, а то так бы и было очередное обличение тоталитаризма, унылое, как моросящий дождь над взлетной полосой № 1.

У цензоров явно был художественный вкус, воображение и знание техники - даже вычеркнули трамвай и заменили гироматом. На такие вещи у фантастов Стругацких, надо заметить, фантазии никогда не хватало.

Так что просто удивительно, почему на обложках не печатают фамилии соавторов, благодаря стараниям которых из банальной антисоветской диссидентщины вышло классическое произведение НФ.