April 29th, 2016

manx

Метод Замяткина

Я знаю пару иностранных языков, но как-то неполноценно. На обоих свободно читаю, а вот разговаривать практически не могу. Да и обучение им далось мне достаточно нелегко. По обоим поводам я всегда испытывал комплекс неполноценности и считал себя не сильно способным.

Уже давно мне в руки приплыла книга Николая Замяткина "Вас невозможно научить иностранному языку". Я прочитал ее, отметил соответствие описанных там методов работе мозга, и пометил к ней как-нибудь вернуться и попробовать применить ее практически. Теперь это время пришло.

В этом посте я опишу сам метод и его предпосылки.

Замяткин хорошо владеет слогом и, похоже, любит писать (а в жизни, наверное, еще и болтать), книга его изобилует всякими байками, но вот сам метод там описан довольно бегло.

Он состоит из двух этапов - работы с т.н. матрицей и интенсивного чтения.

Матрица - это блок из диалогов, начитанных носителем языка. Диалогов там должно быть штук тридцать, не очень больших. На них накладываются ограничения - они не должны перемежаться русским языком, длинными неестественными паузами, музыкой, посторонними шумами. Работа над каждым диалогом проходит следующим образом: вначале каждый диалог надо по многу раз слушать, затем слушать и следить при этом за его записанным текстом, затем слушать,  следить за текстом и одновременно повторять.

Замяткин рекомендует заниматься каждый день по три часа и ни в коем случае не делать перерывов.

Первый этап занимает год-полтора.

На втором этапе, когда уже имеется базовое представление о языке, можно переходить к интенсивным разговорам, просмотрам фильмов и самое главное - к чтению интересных книжек в огромных объемах.

На все время изучения языка рекомендуется максимально ограничить общение на родном языке - включая чтение и кино.

Замяткин никак не поясняет, почему язык нужно изучать именно так, поскольку, похоже, пришел к методике чисто практическим образом - в ходе изучения и обучения других.

Но логика совершенно ясна и объясняется устройством человеческого мозга. Более того - она в общих чертах повторяет изучение родного языка ребенком.

Что, собственно, нужно для изучения иностранного языка?

1. Знать базу языка - то есть, корни, передающие смысл, и грамматические признаки, несущие информацию о связях слов, а также дающих дополнительные атрибуты ситуации, например, время.

2. Уметь воспринимать речь - то есть, различать фонемы в потоке живой речи, сегментировать поток на отдельные части, и узнавать эти части.

3. То же самое с письмом.

4. Уметь генерировать поток фонем согласно желаемому смыслу.

5. То же самое с письмом.

Для выполнения задачи 1 нужна память - загрузить в нее весь словарь.

Для задач 2 и 4 нужно выработать в своем мозге соответствующие алгоритмы - которые распознают речь и которые управляют движением мелких мышц, модулирующих звуки из потока выдыхаемого воздуха.

Мозг, к сожалению, дисководов не имеет и снаружи туда ничего загрузить нельзя, поэтому создать такие алгоритмы он может только сам - опираясь на доступную информацию.

Для того, чтобы обеспечить достаточное количество такой информации для анализа, и нужно интенсивное многочасовое погружение.

Поскольку работа мозга - вещь энергетически затратная, то вырабатывать новые алгоритмы люди не любят и всячески этого избегают. Чтобы заставить голову работать, нужна сильная мотивация плюс некоторые уловки. Например, ограничение русскоязычной информации создает некоторую сенсорную депривацию, заставляющую мозг интенсивно впитывать любую информацию, оставшуются доступной.

Задача 3 гораздо проще, чем задача 2. Речь развернута во времени и не повторяется, а письмо развернуто в пространстве и при чтении всегда можно вернуться назад. Кроме того, речь очень сильно неоднозначна, а стремление к экономии сил заставлят говорящего редуцировать множество звуков - то есть, произносить их невнятно, с ослабленным напряжением речевого аппарата, в надежде, что контекст позволит домыслить остальное. С письмом таких проблем нет - буквы всегда одинаковые и распознать их можно безошибочно.

С письмом имеются несколько другие проблемы - оно передает речь весьма приблизительно. Собственно, язык существует только в речевой форме, а письмо - это всего лишь его некоторая фиксация, вроде фотографии. Все знают, что фотографии бывают и хорошие, и такие как в паспорте, а один и тот же человек на разных фотографиях может выглядеть совершенно по-разному. С письменностью примерно то же самое - она примерна, да еще и обычно отстает от изменений языка на пару-тройку столетий. Из-за этого там нередко фигурируют буквы, которым в речи ничего не соответствует. Наивные люди, изучающие язык впервые, нередко ругаются по этому поводу - дескать, что эти иностранцы собственный текст правильно прочитать не могут. Это все равно, что возмущаться, когда человек в жизни оказался не похожим на свой портрет, сделанный десять лет назад.

Впрочем, проблемы с немыми буквами и прочими несоответствиями оказываются на порядок проще, чем проблемы с распознаванием потока звуков. Если мы говорим, разумеется, о фонетическом письме. Запоминать иероглифы - это дополнительная задача примерно той же сложности, что и запоминание всего словаря. Собственно, требуется запомнить еще один словарь, только на этот раз состоящий не из звуков, а из сильно стилизованных рисунков.

Похоже, что распознавание лексем у человека тесно связано с моторными навыками их произнесения, и одно без другого выработать или вообще нельзя, или на порядок сложнее. Отсюда и алгоритм методики - слушание и произнесение одновременно. Опора на печатный текст служит частью для создания связи между звуком и его записью на бумаге, а частично дает подсказки для выработки алгоритмов распознавания - поскольку на бумаге видны, например, пробелы между словами, которых в речи может и не быть. По бумаге же можно определить и редуцированные звуки, одновременно запоминая, в каких позициях они редуцируются.

Рекомендация слушать матрицы, начитанные носителем языка, говорящим естественным образом, понятны - иначе ваши алгоритмы натренируются совсем на другие звуки, например, на пение или на совершенно чужой акцент. Ну а музыка и русская речь просто не нужны, поскольку представляют собой постороннюю информацию.

Необходимость поддерживать определенный накал занятий так же соответствуют устройству мозга - который склонен попросту забывать вещи, которые определенное время не упоминались.

Поскольку у мозга есть определенная скорость выработки новых нервных связей и она довольно медленная, а объем подлежащей усвоению информации очень большой, то время изучения языка будет примерно соответствовать его скорости изучения детьми. Первый этап - год-полтора. Детский мозг более пластичен, зато взрослый обладает большим опытом и может использовать уже готовые знания.

Быстрее выучить язык невозможно, если вы не уникальный гений. Вернее, можно, но только за счет снижения качества обучения.

Все описанные этапы в основном выполняются подсознанием и, соответственно, никак не связаны с логикой. Логика тоже пригодится, но основным инструментом тут она не является. С ее помощью можно и на первом, и на втором этапе изучать грамматику по учебникам - но исключительно параллельно с основным обучением, не за его счет. Когда есть база и половину написанного в пособии ты и так уже знаешь, читать учебники легко и очень приятно.

В следующем посте я опишу личные впечатления от применения метода.