May 25th, 2016

manx

Нации - 3. Уточнения

Нации - 1. Определения
Нации - 2. Образование и уничтожение.

Перед разбором запутанных исторических раскладов стоит дать четкие определения терминов.

Этничность - это программа распознавания "свой-чужой", находящаяся в головах людей. Это не материальный, а информационный объект - набор соответствующих алгоритмов.

Народ - совокупность людей, объединенная общей этничностью, одинаковыми программами поведения и совместной деятельностью по выживанию. Отличается от племени и предыдущих более мелких общностей своей численностью, при которой уже невозможно ни личное знакомство, ни управление из единого центра.

Как ни странно, народ - это тоже не материальный объект. Люди материальны, а народ - нет. Народ - это абстракция, некая совокупность людей, выделенная в соответствии с какой-то классификацией. Но универсальных классификаций не бывает - бывают лишь классификации для конкретных задач.

Чтобы было понятней, приведу пример. Каждая стрекоза материальна, но отряд Odonata - это уже человеческая выдумка, объединяющая в одно мыслимое целое некоторое количество похожих насекомых. Это такой мыслительный инструмент, абстрагирование, позволяющее не думать о каждой стрекозе по отдельности, на что человек не способен, а только о некоторой идеальной стрекозе, как-то представляющей в своем лице всех остальных.

Разумеется, все стрекозы выглядят и ведут себя примерно одинаково - потому что имеют примерно одну и ту же программу поведения, но они при этом совсем не в курсе, что как-то связаны друг с другом.

То же самое с народом. Никаких четких физических критериев выделения народа нет. Совокупность "народ" не имеет четких границ. Нельзя ткнуть в произвольного человека и однозначно в любом случае сказать, принадлежит он к конкретному народу или нет. Всегда имеются какие-то граничные случаи.

Поэтому классификация народов всегда носит характер произвола. В пространстве это не так заметно, поскольку можно четко определить, например, что негры к русскому народу не относятся (да и то, знал я одного товарища с совершенно арабским именем и в остальном совершенно русского), но в истории просто бросается в глаза. Например, с какого времени можно говорить о русском народе? И в каком, собственно, смысле люди XIII или IX века "русские" - по самоназванию, языку, занимаемой территории, единому государству, в том, что это наши предки? Подумайте и вы поймете, что ни один из перечисленных критериев не абсолютен.

Поэтому в истории обычно выделяют этапы развития народа условно - обычно, в зависимости от каких-нибудь важных политически событий, вроде образования единого государства, и из тех соображений, что записываемые таким образом в народ люди в целом имели какое-то сходство с современными.

В массовом же сознании господствует представление о народах как о каких-то материальных объектах, которые существуют тысячи лет, постоянно меняясь, но при этом сохраняя некую внутреннюю сущность, которая четко отличает один объект от другого. Эту сущность именуют духом, кровью, генами или как-нибудь еще, но реально это просто слова, которые никаким осязаемым и познаваемым объектам не соответствуют. Это просто перенесение на совокупности людей зашитой в психику идеи, что биологические объекты отличаются от неживых некоей внутренней сущностью. Поэтому можно из чайника сделать кастрюлю, отпилив носик, но невозможно из кота сделать енота, даже если его под енота раскрасить. Дальше народы неявно признаются биологическим объектом вроде отдельного животного, а все остальное - уже естественное следствие.

Нация (точнее, политическая нация, но вообще-то никаких других и не бывает) - это совокупность людей, объединенная единым государством и не могущая существовать без него. Как и у народа, у этой совокупности имеется общая этничность и похожее поведение каждого человека, но и то, и другое опосредовано государством и без него существовать не может.

Соответственно, при образовании нации из народа народ исчезает и перестает существовать. Этничность обычно сохраняется, только переосмысляется, но народа как единой мыслимой совокупности уже нет - поскольку люди начинают действовать по другой программе и старая не проявляется. Конкретные люди при этом, разумеется, никуда не деваются. Меняется только наша классификация - к какой совокупности они относятся.

В отличие от нечеткой принадлежности к народу принадлежность к нации четко определена и задается соответствующими государственными документами или решениями государственных органов. Здесь тоже может наблюдаться произвол в плане критериев отбора, но это неважно. К нации принадлежит тот, кого соответствующее государство этой нации признало к ней принадлежащим.

У нации по сравнению с народом есть один приятный бонус. Поскольку нация привязана к государству, у нации имеется более-менее единое централизованное управление. А раз есть единое управление, то может быть и выполнение нацией действий по единой программе, то есть резкое объединение усилий. Поэтому нации намного сильнее народов - настолько, что никаких народов уже почти не осталось, они были побеждены или вынуждены были вырастить государство и снять нацией (или объединиться с другими народами и создать общую нацию).

Если трактовать понятия этничности, народа и нации так, как я изложил, то можно избежать характерной путаницы в этих вопросах, когда непонятно, собственно, о чем конкретно идет речь, и постоянно постулируются какие-то никогда не существовавшие объекты вроде тысячелетних наций.