September 10th, 2017

sketch

(no subject)

- Скажи-ка, мой верный Ганс, сделал ли ты то, что я тебе поручил перед отъездом на Конгресс?
- Конечно, господин. Я запасся мощным биноклем и наблюдал за вашим домом из кустов
- И что же ты видел? Рассказывай скорее, я изнемогаю, так хочу узнать. Приходил ли к ней кто-нибудь?
- Сразу как вы уехали, к ней прибыл офицер в чине капитана.
- Так...
- Ваша супруга провела его в гостиную и он поцеловал ей там руку
- Ага! Что же было дальше?
- А дальше слуга принес им вина и конфет, они пили, разговаривали и смеялись
- Ах, как жалко, что жучков еще не изобрели! О чем же они могли разговаривать?
- Этого я знать не могу, господин
- Хорошо. Что же было потом?
- Потом они поднялись на крышу
- На крышу?
- Да, надели там ракетные ранцы и стартовали
- В неизвестном направлении?
- Отчего же в неизвестном, господин? На табличке все было написано
- На какой табличке?
- А на крыше табличка осталась. Я бинокль на нее навел, а там все написано: и масса обоих, и направление, и скаляр скорости. А ниже даже импульс был подсчитан
- Не томи, говори скорее, что же было потом?
- А потом всё. Они исчезли неведомо куда. Импульс я ведь узнал, значит, координаты узнать уже не мог.
- Снова эта проклятая неопределенность!
- Весьма сожалею, господин Гейзенберг.
sketch

(no subject)

Однажды в лесу на милой полянке, куда солнышко бросало свои мелкие лучики, вырос гриб. Прямо под высокой коричневой сосной, посреди зеленой травки. Гриб был очень симпатичный - ну как для гриба, конечно. Высокий, кожа гладкая и блестящая, сам целенький, червями не поеденный.

Вокруг кипела лесная жизнь. Кто-то от кого-то убегал, кто-то кого-то ел. Белки скакали по веткам, заяц трясся в кустах от страха, птички пели кто во что горазд, а барсук поглядел на солнце среди сосен и сказал: Господи, хорошо то-как.

А гриб всего лишь стоял посреди этого мельтешения. Не боялся, не пел и не любовался пейзажами. Он просто был - и всё.

Мимо шла пожилая ежиха, тащила яблоко. Сопя и отдуваясь, остановилась она на полянке передохнуть. Сбросила яблоко, повернулась, увидела гриб и... И все, полностью пропала. Растворилась в нем. Это была любовь с первого взгляда.

Такого накала чувств лес еще не знал. Она приходила к нему каждый час, целовала его с ног до головы, шептала ему нежные слова и рассказывала, как сильно она его любит. Гриб не возражал. Ему нравилось, что его любят. Ну можно предположить, что нравилось.

Она таскала всякие вкусности и раскладывала перед ним. Их уносили вороны, но она думала, что это гриб ест ее дары.

Она совершенно забыла про своих ежат, которые тут же начали пить, курить и ругаться матом. Она не делала запасов на зиму и даже стала игнорировать лису.

Она думала только о Нем и больше ни о чем.

Так продолжалось целую неделю. Соловьи наблюдали за этой идиллией и воспевали ее. Червячки обползали гриб десятой дорогой, зная, что из них ежиха сделает конфетти, если они приблизятся к нему хоть на полметра. И даже лиса, хотя и могла давно съесть беспечную ежиху, побоялась это делать, чтобы не заразиться тяжелыми психическими заболеваниями.

А через неделю ежиха пришла на Поляну любви, вздохнула там от счастья, и от тока воздуха гриб, превратившийся уже в труху, распался в мелкую пыль, которую тут же унес по кустам ветер.
manx

(no subject)

Один мой знакомый из Донецка, закоренелый домосед, похвастался мне, что пишет книгу о путешествиях. Я поинтересовался у него, что он в этом понимает, и как будет называться его книга.

- Все будет основано на личном опыте, - заверил он. - А название моей книги такое:

"Как побывать в трех государствах, не выходя из квартиры".