gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

Век свободы не видать

Эволюция всегда движется мелкими шажками и поэтому никогда ничего не выбрасывает. Она не может позволить себе роскошь выбросить на помойку неудачную конструкцию и начать все сначала. Даже если у зверя ноги коленками назад, она будет до последнего пытаться хоть что-то улучшить.

Если какая-то функция в новых условиях уже мешает, то эволюция не убирает ее совсем, а просто приделывает сверху тормоз или оболочку, внутри которой постепенно эта функция будет очень-очень медленно отмирать.

Человек - не исключение. Вся история предков запечатлена в его теле. У него есть и нервные ганглии насекомых, поверх которых навернут примитивный мозг ящерицы, который окружен мозгом птицы, который управляется мозгом кошки, который контролирутся собственно человеческим мозгом - лобными долями.

Не знаю почему, но конструкция вышла довольно неудачная. Лобные доли слишком слабы, чтобы полностью контролировать все остальное и в результате мало что могут. А это остальное состоит не просто из обработчиков и передатчиков информациии, а почти буквально из маленьких зверей и птиц, которые очень даже живы и чего-то хотят.

Из-за этого собственно человеческое поведение составляет не такую уж большую долю, да и ее постоянно прерывают. То хочу есть, то дать в морду, то еще чего.

Вот тут-то и коренится то самое разделение на "Я" и "Оно", поэтически воспетое Фрейдом. Это просто недостаток механизма, не нечто фундаментальное. И проявляется он постоянно, не только в таких драматических формах, как на венской кушетке. Например, если кто в курсе, то в мозгах действует постоянный порог отсечения сознания от сенсорной информации и выводов, сделанных на ее основе. Сознанию подаются только самые главные результаты. Нюхни ЛСД, который просто понижает этот порог, и сознание тут же наполняется ярчайшими красками и безостановочными мыслями ни о чем. Наполняется и переполняется до полной невменяемости.

Но в проигрыше не только сознание. Остальная часть мозга тоже недовольна - ведь ее все время тормозят. Не могу сказать, почему это торможение воспринимается так болезненно, очевидно, оно просто недоделано или действует слишком поздно, когда эмоции животного мозга уже вовсю разыгрались.

В результате возникают две системы, отношения между которыми дружеско-вражеские. Они нужны друг другу и в то же время постоянно друг друг мешают. Они стремятся отдалиться друг от друга и приобрести какую-то автономию. Одна система толкает назад в джунгли, вторая - вбок, куда-то в иллюзорный мир, где все происходит по движению мысли.

Субъективно это переживается как состояние несвободы - причем двойное. Несвободы от животных потребностей, приземленности, невозможности парить в эмпиреях - с одной стороны. И несвободы от постоянного осаживания желаний на скаку, от невозможности удовлетворить естественные, аппаратно прошитые потребности.

Побочным эффектом является скука и оскудение воспринимаемого мира - потому что непосредственные эмоции постоянно гасятся, ослабляются и вместо буйства впечатлений получается жиденький серенький кисель.

(Кстати сказать, именно поэтому детство воспринимается так ярко - из-за непосредственности впечатлений, когда торможение еще не совсем развито. Оно впечатывается в память на всю жизнь и всю жизнь человек вспоминает этот потерянный рай, куда уже невозможно вернуться навсегда, а можно лишь заглянуть краешком глаза, вылакав бутылку водки).

Положение усугубляется цивилизацией, которая много чего дает, но которой, по большому счету нужна не столько обезьяна, сколько робот. Она создает постоянное и все усиливающееся давление на животную часть человека, причем по всем фронтам - включая уничтожение природы и замену суррогатами. И постоянное выкидывание из общества тех, кто не в состоянии себя сдерживать - именно они составляют основной контингент тюрем.

Субъективно это давление воспринимается как чувство несвободы - когда не можешь делать того, что хочешь. Именно к нему апеллируют всякие либералы - не к какой-то там абстрактной философской идее, а именно к тому чувству, когда ты вынужден вставать в шесть утра и пихаться в набитый трамвай, чтобы успеть к заводскому гудку. Вместо того, чтобы выспаться с аппетитом поесть и пойти бегать по прерии в свое удовольствие.

Короче, человечество с развитием цивилизации влетело в очередной кризис, и он пока что не разрешен.

Советским ответом на него было появление нового человека в неопределенной перспективе, а пока он не появился, воспитание и "рост сознательности". То есть замена внешнего полицейского внутренним. Но внутренний полицейский неприятен лишь чуть менее, чем внешний, и он точно так же отбирает свободу. Никто не чувствует себя счастливым, прерывая свой сон в шесть утра. Вторым направление было увеличение свободного времени. Третьим - избавление от самых тяжелых проблем.

Результат оказался довольно сомнительным - и, в общем, не очень удачным. Как только реальные проблемы отступили на задний план, так противоречие и вылезло наружу. Отсюда постоянные проклятия в адрес "совка", который не пускал, лишал, отбирал и вообще был скучным и унылым, без "драйва".

Капиталистический ответ был таким - максимально отпустить животную сторону человека, позволить ей развернуться вширь. На работе 8 часов все идеальные роботы, не смеющие и пикнуть в сторону, 8 часов после работы можешь превратиться в полную свинью. Причем давление в сторону робота непрерывно усиливалось (капитализм - эффективность, производительность, то се). В виде компенсации разрешалось все больше и больше растормаживать скотскую часть - начиналось все фильмами про свободных личностей (бандитов), закончилось частными сатанинскими шабашами. А чтобы общество при это не развалилось, внешняя свобода стала контролироваться жесткими полицейскими и техническими мерам, которые движутся в сторону тоталитаризма - то есть максимального контроля в ключевых точках. Таким образом, западный человек стал напоминать кентавра, сделанного из двух несовместимых частей.

Счастья и тут не получилось. Зато вышло немало недовольных, для которых груз ответственности и заботы о цивилизации слишком тяжел. Именно они и стали пушечным мясом для некролюции, о которой так много пишут на сайте "Экономика и мы". Авторы сайта во всем правы, вот только все равно непонятно, что со всем этим делать. Не получится просто вернуться к старому-доброму кейнсианству или социализму 60-х. Если давление цивилизации будет усиливаться и дальше (а оно будет), то человек рано или поздно попросту сломается.

Новый западный ответ, похоже, таков. Откатить все в прошлое, когда большинство людей было рабочим скотом, занятым исключительно проблемами выживания. Но при этом каменные джунгли не превратятся в саванны, а пальмовый жир - в настоящую корову. И кризис таким образом не решится - просто он не будет беспокоить сильных мира сего.

А других ответов пока что нет.
Subscribe

  • Азиз Несин. Босфорская болезнь

    Азиз Несин Босфорская болезнь В пятницу мне под руку случайно попалась книга. Открылась на рассказе Саита Фаика «Царь-тунец». У него…

  • Анекдот

    Во время чтения российского патриотического сегмента на ум как-то невольно приходит старый детский анекдот. Зайчонок: А мне папа компьютер купил!…

  • Кризис 2008 года

    Еще один пост по материалам книжки Ha-Joon Chang, "Economics: the user's guide". Вам никогда не было интересно, что конкретно было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Азиз Несин. Босфорская болезнь

    Азиз Несин Босфорская болезнь В пятницу мне под руку случайно попалась книга. Открылась на рассказе Саита Фаика «Царь-тунец». У него…

  • Анекдот

    Во время чтения российского патриотического сегмента на ум как-то невольно приходит старый детский анекдот. Зайчонок: А мне папа компьютер купил!…

  • Кризис 2008 года

    Еще один пост по материалам книжки Ha-Joon Chang, "Economics: the user's guide". Вам никогда не было интересно, что конкретно было…