gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:
Человеческая мысль в области политики совершила за последние 100 лет огромный прогресс. Было основано и разработано множество целых отраслей науки. К сожалению, ригидный и застойный марксизм запрещал изучать эти сокровища и даже скрывал их существование. Не изменилось положение и позже - только геополитика получила достойное паблисити многолетними усилиями ее верного слуги Александра Дугина. Пришло время сорвать покров молчания.

Метеополитика изучает влияние погоды на государство. Очевидно, что страны с разными климатическими условиями никак не могут быть одинаковыми, и такие параметры, как средняя изотерма января, количество осадков, постоянные ураганы самым прямым образом отражаются в политике правящих классов. Одно из классических открытий этой науки - объяснение экспансионисткой политики Великобритании, вызванное постоянной отвратительной погодой. Бедные британцы просто бежали со своего промозглого дождливого острова на экзотические острова, где все время тепло и сухо.

От метеополитики в последнее время отпочковалась термополитика, рассматривающая, как на внешней деятельности государств отражается глобальное потепление. На случай, если потепление закончится, а начнется следующий ледниковый период, в дело пойдет криополитика, которая пока разрабатывается отдельными энтузиастами и не добилась больших успехов, поскольку со времен последнего похолодания в палеолите осталось не очень много документов.

Такое же наукой, ориентированной на перспективу, является акваполитика - наука о контроле над акваторией, о закономерностях распределения и перераспределения сил влияния не только по площади, но и по глубине. Именно она открыла влияние подводных течений, не видимых глазу, на публичную сферу. Она же занимается изучением мутности воды и подсчетами объемов подводной части айсбергов.

Интересное направление разработки - изучение дна в политике. С этой целью готовится серия погружений в Марианскую впадину батискафов, наполненных по самую завязку различными слугами народа.

Влиянием животного и растительного мира на политические действия государств занимаются зоополитика и флорополитика. В первой, впрочем, поначалу не было особых успехов, потому что в начале своего существования она занималась исключительно формализмом - рассматривала не настоящих зверей, а лишь их рисунки на гербах. Лишь затем, объединившись с акваполитикой в плане ихтиологических изысканий мутной воды, она нашла свою нишу. Сейчас в зоополитику активно проникли методы этологии и она получила второе рождение, изучая поведение политиков в естественной среде обитания. В ходе дальнейшего обобщения она затронет так же различные виды внешней политики - ослиную, скотскую, свинскую и так далее.

Флорополитика занимается любопытным вопросом - влиянием растительного мира на подписанные в этом мире договора. С этой целью она пытается найти корреляции между тем или иным местом и конкретными пунктами соглашений вроде Кэмп-Девидского или Беловежского. Последнее служит просто благодатной темой, по которой защищены уже сотни диссертаций.

В другом направлении ведет исследования диетополитика - изучение влияние питания на государственную сферу. Мощный толчок к развитию она получила еще во времена Марии Антуанетты. С тех пор это солидная наука, разделившаяся на две непримиримые ветви. Сторонники одной считают, что политикой занимаются исключительно политики, и именно их диету следует изучать. Типичные вопросы этой ветви - что было бы, если бы перед битвой при Аустерлице Наполеону на завтрак вместо противных яиц вкрутую подали кусок хорошо прожаренной свинины или лягушачьи ножки. Другая ветвь, много позаимствовавшая в школе Анналов Броделя считает, что субъектом политики является народ и именно массовое народное питание стоит изучать. Типичные темы работ ученых этой группы - "Малое количество сортов колбасы как причина краха СССР", "Манная каша - символ тоталитаризма", "Как малые народы объедали русских" и "Как русские объедали малые народы".

И, наконец, обязательно стоит упомянуть геологополитику, ищущую корреляции между государственными сферами и геологическим строением территории. Ведь очевидно, что полноценное государственное строительство возможно только на прочных грунтах. Не стоит считать, что это исключительно теоретическая наука - она занимается и практическими делами. Например, российские геологополитики обосновали исконное историческое право России на все территории, на которых имеются отложения Пермского периода, поскольку нынешняя РФ является правопреемником Древней Перми.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments