gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Category:

Нации - 1. Определения и атрибуты

Итак, обещанный рассказ о наболевшем национальном вопросе. Начнем с начала - определения того, что же такое вообще "нация". О чем можно дальше говорить, если предмет разговора толком не обозначен?

Собственно, исходным толчком к моим размышлениям стала неудовлетворенность имеющимися формулировками. Все они носят какой-то невнятный, крайне расплывчатый характер. Даже известное сталинское определение - всего лишь набор характерных атрибутов нации, но если их перебрать, то быстро выясняется, что любой из них совершенно не обязателен.

Это выглядит странным. На планете имеется даже Организация Объединенных Наций - то есть, организация, которая, выходит, объединяет непонятно что, каких-то неуловимых протеев. Еще более странно - если заглянуть в ее Устав, то членами ООН являются никакие не нации, а вообще государства.

И таких странностей в вопросах наций вагон и маленькая тележка. Ниже мы упомянем некоторые, давно привычные, и тем не менее совершенно удивляющие по размышлению.

А можно представить себе нацию? Ну, это такая куча людей, которых объединяет... Что? А ничего постоянного и стабильного, как выяснилось. Национальные костюмы? Так сейчас все в джинсах ходят. Язык? В Латинской Америке язык один, а наций куча. Культура? Это само по себе нечто такое, что требует определения.

Правда, есть одна очень характерная черта - рядом с нацией всегда маячит государство. Как говорила Алиса Селезнева - я много раз видела государства без нации, но ни разу нацию без государства.

Еще одна твердо установленная вещь: нации - изобретение явно исторически недавнее. Им максимум лет 300, равно как и национальным государствам. До того люди как-то ухитрялись обходиться и без тех, и без других.

Еще нации явно похожи на народы (они же "этносы"). Настолько похожи, что даже слова часто путают или используют как синонимы. Может быть, определение этноса что-то прояснит?

Ведь очевидно, что народы существовали задолго до наций, следовательно, это объекты более фундаментальные и, наверное, лучше изученные.

Заглядываем в Википедию и...

Этнос - исторически сложившаяся устойчивая совокупность людей, объединённых общими объективными либо субъективными признаками, в которые различные направления этнологии включают происхождение, единый язык, культуру, хозяйство, территорию проживания, самосознание и др.

Снова эта проклятая неопределенность! Народ - это общность людей (что мы и так знаем), объединенная черт знает чем и ничем конкретным. Особенно мне нравится это "и др.", куда можно подставить вообще все, что угодно.

Кстати, обратите внимание - определение этноса практически ничем не отличается от нации. Можете проверить по Сталину.

Выходит, это одно и то же? Но зачем тогда было придумывать два разных слова?

Вот еще фактик. Все ранние романтические попытки объяснить этносы (и нации) некими реальными сущностями, которые можно хотя бы потрогать, а не абстракциями вроде экономики или информационными феноменами вроде языка, провалились. Всякие там крови и почвы, потом общие гены, потом единство языка и культуры, заодно и "психического склада" - все это или не наблюдаемо, или толком не проверяемо, или вообще ничего не определяет. Ребенок одной нации, выросший в другой, никакой культуры и языка, не говоря уже о некой национальной душе, не наследует - и все прекрасно это знают. Не наследует он и никаких национальных генов, если не понимать под ними гены большого носа и выпученных глаз, которые тоже особо национальность не определяют.

А если хорошо вдуматься, то разница в генах вызывается совершенно случайными факторами - мутациями в участках цепи ДНК. Разница в языках - это следствие постепенно накапливающихся ошибок в произношении. Да и в культурах полно чисто случайных изменений, вызванных конкретной историей нации, но никак не обязательных. В общем-то и занимаемая территория - плод множества случайных факторов.

Получается, различия между народами базируются в значительной степени на случайных факторах?!

То есть, это какие-то произвольные отличия, которым затем придается (правильнее сказать: раздувается) статус критически важных. Причем набор этих различий не фиксированный - в дело при необходимости идет все, что угодно, а в крайнем случае, когда реальных различий нет, они просто измышляются.

Это еще интересней.

Что же это за странная человеческая выдумка? И при этом зачем-то же нужна, раз до сих пор не исчезла.

Еще поражающая вещь. В определении народа упоминается общность по субъективным факторам. Тут имеется в виду вполне конкретное открытие: принадлежность конкретного человека к народу - это некий консенсус во мнениях. Человек должен считать себя принадлежащим к этносу, а другие представители этого этноса - признавать его своим. И да, это работает, хотя тут уже вовсе нет ни грамма ничего осязаемого. При этом, между прочим, человек произвольно свой этнос выбрать обычно не может, не говоря уж о том, чтобы заставить других считать его к нему принадлежащим. Но иногда может и то, и другое.

Вещь в общем, интересная, но не очень-то проливает свет на механизм. Зато, правда, может служит неким тестом на принадлежность к народу - всего-то спросить подопытного и собрать какую-то репрезентативную выборку мнений других на этот счет.

Чтобы понять, что такое народ, несмотря на всю эту путаницу, рассмотрим вопрос исторически - и тогда он станет более-менее ясным.

Все дело в том, что нынешний человек живет неестественно. Он оторвался от своих исконных корней и вынужден теперь довольствоваться разного рода суррогатами.

Естественный образ жизни - бегать голышом по саванне стаями по 150-200 голов в каждой. Именно под такое количество людей заточена психика Гомо Сапиенса. 200 человек он может полностью знать, иметь в голове их правдоподобные модели и испытывать к ним разные сильные чувства, включая все разновидности любви.

Именно в таких коллективах, в которых, напомню, люди жили сотни тысяч лет, сформировалась психика человека, и 200 других людей - число для нее предельное. В антропологии оно известно под названием числа Данбара. Это константа, ограничивающая наши мозги.

2000 человек уже невозможно хорошо знать - можно только в лицо. А 20000 человек вообще даже представить себе сложно - не говоря уж о чем-то большем.

Жизнь в маленьком коллективе полностью загружает все социальные навыки и воспринимается человеком как нормальная. Здесь он удовлетворяет все свои физические потребности, здесь чувствует себя нужным, защищенным, а свой коллектив - единственно естественным. Все остальные люди - чужаки, не свои, даже если слегка и похожи. Настолько чужие, что не факт даже, что вообще люди, а не звери.

Однако коварный бог на стороне больших батальонов, то есть, чем больше группа людей - тем она сильнее и тем больше может воздействовать на природу и на другие группы. Поэтому есть прямая выгода в увеличении ее размера. Такое увеличение не противоречит человеческой природе (в отличие от наших родственников-приматов), но природа при этом никак не помогает. Увеличение размера человеческих групп происходит с помощью чисто человеческих выдумок - культуры, языка, социальной инженерии, религии, и в процессе истории можно наблюдать непрерывные успехи на этом поприще - от племен до союзов племен, родов, городов-государств, государств побольше, империй и - возможно - до единого человечества.

Но при этом требуется поддерживать какую-то психологическую связь между огромными группами людей, которые друг друга в принципе не знают и даже познакомиться не могут. Для этого используется соответствующим образом модифицированное чувство "общности" или, правильнее сказать, чувство "общности - чужеродности", разведенное пропорционально росту численности. Это уже не сильные эмоции по отношению к каждому конкретному человеку - а некое неопределенное чувство "своего", базирующееся на небольшом наборе каких-то хорошо заметных признаков.

Но даже в такой форме оно очень полезно - поскольку примерно известно, чего ожидать от "своих". Неопределенность - это всегда стресс, а то и страх.

То есть, важно, чтобы а) все члены народа вели себя характерно и б) представителей своего народа было легко опознать.

В общем, народ - это такая усовершенствованная форма племени, общность, объединенная совместной деятельностью по выживанию, а чуство этничности - это разбавленное чувство принадлежности к племени, я бы даже сказал - впечатывания в племя, поскольку без своего племени первобытный человек вообще существовать не мог.

Итак, вооружившись историческими знаниями, перейдем к определениям.

Таким образом, этнос - это общность людей, объединенных общим чувством принадлежности к этой общности. Немного рекурсивное определение получилось.

Но это еще не все определение, а лишь необходимое условие.

А достаточное условие такое: эта общность должна быть необходимой для удовлетворения базовых потребностей человека. Не для развлечения - как толкиенисты или шахматисты, а для самой жизни.

В идеале, разумеется, этнос должен вопроизводиться, иначе он долго не протянет. Но это не обязательное условие - невоспроизводящийся этнос просто будет временным, но все равно может считаться этносом.

Те самые признаки этноса, которые перечисляются в книгах, - на самом деле относятся не к его сущности как таковой, а всего лишь являются граничными условиями для его образования. В самом деле, какое уж там понимание, если люди буквально говорят на разных языках? Или их обычаи ("культура" = шаблоны поведения для типичных ситуаций) радикально отличаются? Тут точно будет непонятно, чего от таких людей ждать и поэтому "своими" они никак стать не могут.

Еще проще с "психическим складом", который даже в определении материалиста Сталина имеет форму махрового идеализма - некая идея, влияющая на вполне материальные народы. Не психический склад определяет народ  - иначе давным-давно люди разбились бы на народы флегматиков, интровертов, эпилептоидов и с тех пор уже ничего бы не менялось. Совсем наоборот - необходимые условия совместной жизни слегка обтесывают людей одного народа и придают им похожий психический склад, создают мелкие отличия от других народов, которые потом в сознании сильно преувеличиваются.

А вот генетические различия никогда не были особым препятствием для создания этносов - хотя бы потому, что они крайне мизерны (сотые доли процента различия в генах) и ни для каких практических целей ничему не препятствуют. Даже белые с неграми и индейцами запросто сливаются в один народ.

Те самые выпячиваемые на первый план случайные различия - которые никакого практического значения не имеют - служат всего лишь метками для отличия людей одного уже сложившегося этноса от людей другого. Если их нет, то их просто выдумывают - например, делают разные узоры на кокошниках. Потому они выглядят произвольными, что они произвольные и есть. Не отличия в форме носа создают этносы, а этносы придают важность различиям в носах.

Теперь перейдем к нации. Думаю, очевидно, что нация - это просто расширенный этнос, такой суперэтнос, этнос плюс. Главное ее отличие такое:

Нация - это большой этнос, который создается, поддерживается и используется государством.

То есть, нация - это очень большой этнос. Настолько большой, что он не может появиться сам и теряет способность к самовопроизводству. Для его существования необходима внешняя сила. Ну и, разумеется, эта сила создает его не просто так, а для использования в собственных целях - для упорядочения жизни своего общества.

Одна оговорка. Государство создает, поддерживает и использует, например, сословие военных, у которых, несомненно, есть чувство общности. Но это не нация. Нация - это самая большая общность, удовлетворяющая главному условию.

Из определения вытекают характерные свойства нации.

У нации есть определенный минимальный порог. Все, что меньше, - это этнос. Оценим его где-то в 500 000 человек - численность нынешней Эстонии, деленная на два как поправка на минувшие века.

Все люди одной нации должны находиться в одном государстве. Разумеется, бывают разделенные нации вроде немцев в XX веке или прото-нации, борящиеся за собственное государство (курды), но я считаю подобные формы переходными, а не базовыми.

Нации могут строиться иерархически - не только из людей, но и из готовых этносов, которые, разумеется, при этом приспосабливаются под новые формы.

Нации сами по себе нежизнеспособны. С исчезновением соответствующего государства исчезает и его нация. Не сразу, разумеется, но обязательно. Люди и этносы, из которых она состояла, превращаются в строительный материал для другой нации (вы не забыли, что нации - это всего лишь множества, группы людей, а не материальные объекты?).

И еще одна забавная штука - не знаю, может ли она считаться необходимым признаком нации или нет, но тут есть такой фрактал следующего уровня: нация должна быть признана другими нациями. Я много раз слышал о непризнанных государствах, но ни разу - о непризнанной нации.

Вроде все.

Ничего мистического, романтического или сакрального в нации нет. Это просто форма объединения большого количества людей, изобретенная во Франции во время революции. Главная ее фишка - объединение не на религиозной, а на гражданской, на политической основе. Впрочем, во время изобретения главную его черту еще не осознавали и постоянно путали с более примитивным этническим чувством объединения, что приводила к разного рода эксцессам - насильственному насаждению французского языка, борьбу с региональными культурами и т.д.

Нация обладала несомненными преимуществами перед более старыми формами (вроде общности на основе религии), поэтому была заимствована практически всеми современными государствами, но творчески переработана под разные условия, в частности, в государствах, состоящих из множества разных народов, были изобретены полиэтнические гражданские нации.

То, что нация - конструкция искусственная (как и много чего в жизни человека), сознают многие. То, что нация строится государством, - тоже.

Но огромное количество людей придает нации свойства некоторого самодостаточного организма, существующего многими веками, не понимая, что это очень недавняя форма. По тысяче лет существуют лишь этносы, а нации ограничены временем жизни соответствующего государства. Самым старым из существующих ныне наций - французской и американской - всего 300 лет.

Несомненно, что форма эта преходящая и она будет заменена другой - или с исчезновением государств, или изобретением новых, более эффективных механизмов объединения.

Очень многие так же не понимают, что государства бывают разные и каждое государство создает нацию для себя и под себя, под свои цели и задачи.

Социалистическое государство строит социалистическую же нацию, буржуазное - буржуазную. Чем они различаются? Элементарно - целями существования. Социалистическая нация - это общность людей, с которыми можно строить коммунизм. Буржуазная нация - это сообщество людей, с которыми можно делать гешефт, включая покупку рабочей силы.

О различиях между этими нациями на конкретных живых примерах мы и поговорим следующий раз.

Там же мы объясним, почему нынешнее нациостроительство носит отчетливый шизофренический привкус. И почему русские и украинские националисты в своих показаниях по поводу совместной истории не сходятся ни в чем, перевирают легко проверяемые исторические факты и  при этом имеют трогательное единодушие в ненависти к советской власти.
Subscribe

  • Ответ на загадку с картинкой

    Этот коллаж иллюстрирует название довольно известной раньше книги. ====================================================== Карл Маркс.…

  • Загадка в виде картинки

    Этот коллаж иллюстрирует название довольно известной раньше книги.

  • Знаете ли вы, что...

    сказка "Цветик-семицветик" - это грубо изуродованная советской цензурой иудейская притча, и в оригинале речь шла о…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments

  • Ответ на загадку с картинкой

    Этот коллаж иллюстрирует название довольно известной раньше книги. ====================================================== Карл Маркс.…

  • Загадка в виде картинки

    Этот коллаж иллюстрирует название довольно известной раньше книги.

  • Знаете ли вы, что...

    сказка "Цветик-семицветик" - это грубо изуродованная советской цензурой иудейская притча, и в оригинале речь шла о…