gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

Неудавшийся поход

Год назад я обещал dralexandra рассказать еще об одном своем походе по Крыму. И весь год я добросовестно об этом помнил, но все как-то вдохновения не было. Но мы знаем, как заставить его появиться - усадить свой организм за экран и сказать: вспоминай.

Поход планировался одиночным - впервые в жизни. Ну все как обычно - начинаешь звать людей с собой, а они придумывают разные отмазки. Нет - сказать "не могу" и все. Начинается: "ну, я не знаю", "может быть", "пока не скажу", как вроде я пятидесятилетний вдовец с лысиной, а они - разборчивые девушки, которым тщетно предлагают руку и сердце.

Короче, я плюнул, набил рюкзак и пошел один. Надо же хоть раз попробовать.

Планы у меня были самые грандиозные. Начать в Бахчисарае, оттуда пройти в Научный, потом вернуться и дойти до Мангупа, но не по обычной дороге, где все люди ходят, а по малоизвестной, мимо водопадов. Научный тут, конечно, и вовсе был не по пути, но уж слишком долго я рассматривал с куэст Внутренней гряды его телескопы - такие белые-белые черточки на пределе видимости, раскиданные среди зеленых гор. Очень уж мне хотелось увидеть их вблизи.

Итак, я набил рюкзак - и набил очень сильно. Вот первая невыгода похода в одиночку - никакого распределения груза, ты вынужден тащить на себе все, как верблюд. Спальник, двухместная палатка (другой у меня не было), крупы и самое тяжелое - железные банки. Оно-то, конечно, кое-что можно было и на месте купить, но лазить с рюкзаком по магазинам не сильно-то удобно, а в горах магазинов и вовсе нет.

В общем, рюкзак был непривычно тяжелый - настолько, что я с первого раза даже не смог закинуть его в нишу вагона. И со второго не смог, и с третьего тоже. Я позорно кряхтел, лазил по полкам и безуспешно пытался поднять эту заразу. Хорошо хоть, меня никто не видел - луганский поезд обычно заполнялся уже в Донецке, а дотуда шел полупустым.

В Ясиноватой меняли локомотив и я полчаса сидел на перроне - лето было жутко жаркое. Сидел и думал: куда я прусь? Если ты один, то такая банальная вещь, как подвернутая нога, - и то уже серьезнейшая проблема. Только молиться и надеяться, что ничего такого не будет. Ну и быть все время внимательным.

Луганский поезд обладал довольно противным свойством. Он бодро приезжал в Чонгар, как бы не в девять утра, но потом пропускал всех, кто шел за ним, и не столько ехал, сколько нудно полз, дотягиваясь до Симферополя уже чуть ли не в час дня.

Духота в вагоне стояла невыносимая, из открытых окон дуло как из духовки, а голубая змея все ползла и ползла. Вот уже показалось Остряково - это уже в черте города - ну вот-вот, еще чуть-чуть, но поезд обгоняли не то что велосипедисты, но даже и древние бабульки-пешеходы, плетущиеся с базара. Там как раз были гаражи, а на них нарисованы граффитти. Так вот - каждое (или каждую?) графитти можно было не только тщательно осмотреть, но даже и написать на нее рецензию.

Но все когда-нибудь кончается, и эта тягомотина тоже. Наконец, я выгрузился на симферопольском вокзале и очередной раз восхитился творением опального архитектора Душкина. Вокзал, как обычно, был прекрасен, а на нем стояла столь милая моему сердцу крымская суета, и сверху немилосердно жарило солнце.

Вообще, честно говоря, сам Симферополь производит странное впечатление. Он очень похож на курортный город, только моря в нем нет. Вообще. Кто приезжает первый раз, с нетерпением моря ждет, проезжает что-то очень похожее на Чонгаре, но потом тянутся только выжженные степи и все тут, а потом обманный Симферополь. До моря оттуда еще пилить и пилить.

Впрочем, меня тянули к себе горы, а не море. Море в Крыму, конечно, неплохое, но и не лучшее, и слишком уж много на Южном берегу людей, а вокруг всего того, что этим людям позарез нужно - негров с обезьянками, говорящих весов и аппаратов по производству сладкой ваты.

Короче, я погрузился в троллейбус с дробным номером "Пять седьмых" (а вы думали, что маршрутами могут быть исключительно натуральные числа?), затащил туда же рюкзак, и целый час проезжал мимо симферопольских достопримечательностей, которых, впрочем, толком было не видно. Среди них такие: конструктивистcкий довоенный дом "Памяти 1905 года", опять же конструктивистский "Дом-корабль" возле Верховного Совета, памятник Екатерине II, кинотеатр "Симферополь" в стиле архитектурных излишеств.

Впрочем, на самом деле достопримечательности кончились уже через 10 минут, и за окном тянулись исключительно унылые заборы, промышленные цеха и всякое такое. Но можно было любоваться троллейбусом. Старенькая девятая "Шкода" - отличная вещь. Это не просто троллейбус, это, можно сказать, архетип всякого троллейбуса, платоновская идея этого вида транспорта.

В конце концов, я доехал до автостанции "Западная", купил билет на следующий автобус, отведал самсы из передвижного тандыра, осмотрел татарку в национальном одеянии и отправился в Бахчисарай.

Пока что все было довольно мило. Правда, огромный рюкзак мешал пассажирам, но в Крыму к этому давно привыкли, да я честно заплатил за багаж (на Донбассе, кстати, такая плата вовсе не практикуется).

Я еще помню, что в 2003 году бахчисарайский автовокзал был полностью заброшен, но к описываемому времени он возродился и стал очень приятным местом. Это же просто романтика - даже всего лишь стоять на перроне и читать сладостные названия на табличках. Не надоевшая "Скотоватая" и "Трудовские", или еще какое Енакиево, а сказка - Соколиное, Предущельное, Синапное, Терновка и прочие селения, затерянные в горах. И до всего этого ты можешь добраться, стряхнув пыль с Атласа, который он накопил за год валяния на шкафу. Все волшебные города, которые там нарисованы, внезапно обретают существование и толпятся вокруг тебя.

А еще на автовокзале пахли такие подстриженные южные кусты с твердыми листьями, которые я не знаю, как называются, но запах ни с чем не спутаю, потому что он мгновенно пробуждает воспоминания о детстве и о море.

От автовокзала по короткой тропинке я отправился ко Дворцу, или, как он официально именуется, Ханскому дворцу-музею. Помню, однажды, меня какая-то мадам спрашивала, как найти бахчисарайский дворец, на что я не очень вежливо ей заметил, что здесь абсолютно все дворцы - бахчисарайские. Но это было давно, а с тех пор я стал немного общительней.

Идти было, правда, неожиданно тяжеловато. От рюкзака болели плечи, а в воздухе висела влажная жара. Но дорога шла вниз и я добрался до кафе "Алие" вполне бодрым.

Там я заказал то, что давно хотел попробовать, - пельмени по-алуштински, которые татары зачем-то делают крайне мизерными. У местных девушек это был когда-то даже повод для гордости - чем более микроскопические пельмени она может налепить, тем выше ценилась как невеста. Еще, конечно, шурпу и целый чайник ароматного травяного чая - не той дряни, которую в наших кафе заваривают из мусора, наметенного по углам, а благоухающего напитка, который можно нюхать вместо музыки, настолько он симфоничен. К чаю, как водится, подали сладости - такие разноцветные конфеты из сахара. Я потом глядел в интернете - не настолько их просто сделать, как кажется.

Вот оно - счастье. Сидишь на втором этаже, на подушках, как хан из рода Гиреев, ждешь шурпу, прихлебываешь чай, грызя конфеты, а на тебя смотрит сам Пушкин-джан, чье посещение дворца было увековечено соответствующим памятником. И рядом стоит твой старый испытанный спутник - красный рюкзак на сто литров, который пойдет с тобой куда угодно, не спрашивая и не отнекиваясь.

Subscribe

  • (no subject)

    ...А в следующей инкарнации Фродо стал сорокой, воровал отовсюду золотые вещи и уносил их в жерло вулкана.

  • (no subject)

    Вредоносная пчела

  • (no subject)

    - Да, были люди в наше время! - передавал древний, еще электрический комьютер, своим далеким потомкам-роботам.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • (no subject)

    ...А в следующей инкарнации Фродо стал сорокой, воровал отовсюду золотые вещи и уносил их в жерло вулкана.

  • (no subject)

    Вредоносная пчела

  • (no subject)

    - Да, были люди в наше время! - передавал древний, еще электрический комьютер, своим далеким потомкам-роботам.