gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

Неудавшийся поход - 3

Ночью все было тихо, только часов в шесть утра мимо протарахтел мотоцикл. Очевидно, лесник объезжал свои владения.

Проснулся я, как всегда водится в первый день похода, чувствуя себя поломанным роботом. Спина ныла, а конечности сгибались не в тех местах, которые им положены по конструкции. Переход от мягкой кровати к твердой плоской земле, из которой в самых неудобных местах торчат корни и топорщатся всякие шишки, требует привыкания.

Зато после такого экстрима можно узнать о себе много интересного. Например, после ужасного похода по Кавказу я с удивлением понял, что могу спать только на боку, и только, если у меня ноги согнуты в коленках. Никак иначе.

А после Крыма я понял, зачем человеку нужно сознание - решать непредвиденные ситуации. Ровно об этом же писал и Джулиан Джейнс. Дома на удобной постели ворочаешься на автомате. В палатке, где пенка лежит не так, чтобы очень ровно, и сквозь нее явственно чувствуются камни, найти удобное положение не так-то просто. Но подсознание его искать даже не пытается. Каждый раз, когда все затекло и пора перевернуться, оно просто тебя будит - дескать, разбирайся сам. И только дней через пять оно улавливает идею, тогда начинаешь спать спокойно и тебе, наконец, снятся сны.

Встать я, конечно, постарался пораньше, но не очень-то на этот счет усердствуя. Оно, конечно, приятно идти, пока не жарко, но раздирать себе глаза подручными инструментами и потом час лазить как зомби, ничего не соображая, уже приятно не настолько. Если в теньке, среди леса, оно и по жаре нормально ходится. И вообще, образ Крыма неразрывно связан у меня с жарой. Был я как-то там осенью - красиво, но такое чувство, что тебе дали конфетку без начинки.

В общем, я сварил себе рисовой каши, вытряхнул туда же банку каких-то противных сардин и наспех поел, по-прежнему отгоняя настырных мух, которые за ночь ничуть не угомонились. Собрал рюкзак - это приятный философский процесс, и запаковал палатку - а это процесс неприятный, поскольку разработчики задумывают для нее процесс складывания по типу оригами, а я вечно его забываю, после чего палатка не лезет в свой чехол, который в два раза меньше ее по объему. Это еще не худший вариант - бывают вообще компрессионные мешки размером с носок, которым больше подошло бы название депрессионные.

Маршрут на сегодня у меня был задуман не так, чтобы очень длинный, - дойти до Научного и увидеть, наконец, вблизи пресловутые телескопы. Дорога туда шла по дну балки, имевшей почему-то испанское имя вместо татарского, а сама балка была километрах в двух от меня.

В общем, я взвалил рюкзак на плечи, послал рачкам воздушный поцелуй и занялся тем, ради чего приехал в Крым, - топаньем по грунтовым тропам.

Идти было ничего, начало дороги я знал, солнце еще не очень палило, воды я набрал, и я шел, предаваясь разного рода мыслям. И напрасно. Дальше начался вечный сюжет, который преследовал меня в каждом походе, - я сбился с дороги.

Давно известно, что все атласы Крыма были составлены еще в 1936 году троцкистами, которые специально рисовали там вредительские карты. С дорогами, которых на самом деле нет, и пустыми местами вместо настоящих дорог. А то еще с надписями "тута" вместо правильного "здеся".

Разумеется, что такой атлас не мог не завести меня в тупик. Я шел и шел, высматривая поворот, мелькнула какая-то дрянная колея, а потом дорога тупо свернула в противоположную сторону и явно пошла в ближайшую деревню. Дальше, как водится, пришлось останавливаться, долго соображать, что к чему, и где наврали в этот раз, потом драться без всякой дороги через густые кусты и низкие деревья, ломиться по склонам, где не ступала нога человека, цепляться за колючки и в результате оказаться черт знает где.

Запыханный, грязный как черт и усталый, как будто на мне возили известняковые глыбы, я обнаружил себя посреди обширного поля. Оно было не лишено шарма. Вот представьте: вдалеке возвышаются куэстовые горы - я их отлично узнал. Слева направо: Кыз-Кермен, Тепе-Кермен, Чуфут-Кале. Над ними синее небо, а под ними вдаль уходит ровная степь, покрытая высохшими желтами травинками. И на каждой травинке сидит по десять улиток в ослепительно белых раковинах, а в общем вокруг их тысячи и тысячи. Когда идешь мимо, они звенят как струны арфы.

А в небе висит яркий огненный шар и немилосердно палит вниз так, что кружится голова и у тебя только одно желание - достать из рюкзака раковину, прицепить ее на ближайший кустик, залезть внутрь, запечататься и сидеть там до самой зимы.

Балка Хуан-Сала была не так далеко от меня - но спуск в нее я где-то пропустил, а по отвесным стенам вниз спуститься было невозможно. Рядом одна-единственная колея, накатанная тракторами, поэтому пришлось идти по ней. Идти, правда, - это сильно сказано. С трудом переставлять ноги и ставить реальные цели: вот до того куста, вот до того деревца, ну еще чуть, до развилки, ну может хоть оттуда будет что-то понятно. От жары кровь в организме загустела и почти высохла, смазка из суставов испарилась, поэтому ноги перестали гнуться и стали скрипеть при каждом шаге. Воды было не так, чтобы очень много, и пить ее приходилось по чуть-чуть, больше воображая, что пьешь, чем реально это делая.

Через полкилометра в балке оказался спуск и тракторная колея свернула туда. Теперь, по крайней мере, было ясно куда идти. Но от солнца не было спасения и внизу. Чахлые деревца не давали никакой тени.

Сделать можно было только одно - идти вперед. Для этого есть испытанное средство - забить голову какой-нибудь специальной мелодией подходящего ритма. В каждом походе эта мелодия находится заново - помнится, в одном это была песня Кашина:

И блед-ный как бе-лый ка-мень,
Я воз-ра-жал сти-ха-ми.


Отлично, кстати, ложится на темп ходьбы.

В другом походе это была древняя песня Марии Пахоменко: "Хочешь на Луну? Да! Хочешь миллион? Нет!".

На этот раз прицепилось нечто поновее - какая-то детская песня, слышанная мной месяц назад, про то, как повсюду дождь и вода в глаза и в прочие места. Трудно было найти по тексту что-то более неподходящее, но по размеру она вполне соответствовала. Слова, правда, все время путались и я выдумывал что-нибудь побессмысленнее, но надо же чем-то занять ум, когда тебе невыносимо жарко и тяжело.

Слава богу, дальше балка заросла лесом и в ней стало не так жарко. Не 800 градусов Цельсия, а всего 750. Идти стало чуть полегче, но каждый шаг все равно давался с трудом. Любопытно было бы узнать - на что конкретно действует жара, что мышцы перестают давать мощность, а вместо этого тупо ноют.

Дальше я плелся по испанской балке долго-долго, почти что весь день, сгибаясь под тяжеленным рюкзаком и выдумывая себе привалы через каждые пять минут. То сфотографироваться, то поглядеть на карту, то хлебнуть очередной глоток горячущей воды, а то просто выпасть на траве и сидеть, рассматривая ее обитателей.

В одном месте обитатели, кстати, были довольно странные. Не жуки и не пауки, а самые натуральные тараканы, только брюшки у них были полупрозрачные. Они бодро бегали по своим делам, ничуть не страдая от жары.

Дорога стала не такой однообразной. Я прошел мимо просеки, которая уходила чуть наверх - по стене балки, чуть ли не вертикально. Там можно было бы смело пустить канатную дорогу - настолько она была широкая.

А после тараканов тропинка пошла петлять и я понял, что я уже где-то наверху. Еще через пару сотен метров начали попадаться следы цивилизации - то забор, то сарай, а потом и вовсе начались дачные участки. Я возликовал. Хотя и было по-прежнему ужасно жарко, но я почти дошел.

Научный оказался очень милым городком. Маленькие двухэтажные домики с эркерами по моде пятидесятых годов, а вокруг сосновый лес и горы. Ну и пресловутые телескопы где-то. Я бы тут жил. Представляю так: днем сходил, полазил по окрестностям, попугал местную фауну, потом повалялся на травке в тени, а в восемь вечера отправился на работу в ночную смену. Жена - хрупкая, но сильная женщина, возле дома передает пакетик с бутербродами, машет тебе вслед, и вот ты сидишь за телескопом и считаешь звезды. Потом приходят коллеги посоветоваться - что делать с наглой кометой, испортившей снимок. После этого спускаешься вниз, а там стоит такой огромный компьютер, размером с полкомнаты, мигает разноцветными лампочками, а ты говоришь ему в рупор: Изабелла, а рассчитай-ка мне истинный спектр астероида RNX213. И он начинает громко гудеть, а потом вываливает из щели сбоку целую простыню с таблицами, а ты такой: ну-с, посмотрим. что тут у нас сегодня. Короче, понедельник начинается в субботу, поскольку в воскресенье в этом городишке делать совершенно нечего.

В общем, на радостях я купил бутылки "Байкала" и огромное мороженое - как компенсацию за пережитые сегодня страдания и вообще как символ возвращения в цивилизацию из дикости. Прошел все три улицы Научного, по которому было заметно, что переживает он не лучшие времена урезанного на науку финансирования и постепенно превращается в место, затерянное в амазонских джунглях, и вышел к роднику. Где-то здесь мне надо было устроить стоянку.

На карте стоянка, конечно, была нарисована - но почему-то километрах в полутора от этого места, и рядом с ней не было обозначено никаких источников воды. Меня это совершенно не устраивало. Не буду же я бросать палатку и идти за водой. Маскировать ее в зарослях так, что потом сам не сможешь ее найти, мне тоже не очень-то хотелось.

Но и возле родника стать было негде. С одной стороны дома, с другой тоже дома, только одноэтажные, и лужок. Первое правило туриста, да еще и одиночного, - ставить палатку подальше от всякого рода селений, чтобы не соблазнять местных гопников зайти на огонек. Лужок был совершенно открытым, да еще на нем паслись коровы, а мне бы не хотелось проснуться утром, когда тебя вылизывают шершавым языком.

Родник, конечно, был отличный - серьезное каменное сооружение, возле него тусовались какие-то туристы, немаленькая группа с детьми и даже чуть ли не с младенцами. Я набрал воды и решил зайти с другой стороны родника - там была перспективная балочка. Увы, маленькая, кривая, не очень-то защищенная, да еще и с развалинами посредине.

В общем, стоять было негде. И тут я подумал о тех самых туристах - не напроситься ли к ним? На вид люди опытные и уж точно знают все местные стоянки. Да и палатку, если что, можно оставить.

Они уже набрали воды и собирались уходить, но я еще успевал. Я вычислил руководителя - интеллигента в очках и с бородкой, явного ученого на вид и подкатил к нему. Он не возражал и я пошел с ними.

Увы, увы - никаких других стоянок в округе не было. Они шли на ту самую т/с "Научный" в полутора километрах от родника. По виду это была не столько тургруппа, сколько цыганский табор - несколько взрослых и толпа детей, от младенца, висящего в слинге, до шестнадцатилетних лбов, но в основном школьники средних классов.

Как мне сообщил Андрей - так звали руководителя - это был детский православный лагерь. После дневного перехода, от которого я чуть не сдох, я бы пошел даже с дендрофилами, так что православие - это было еще ничего. По крайней мере, обойдется без мрачных ночных ритуалов сатанистов и диких воплей адептов культа Ктулху.

Дорога была длиннющей - от родника на окраину Научного, потом мимо лесничества, разбитых грузовиков без колес, какого-то двухэтажного дома совсем на отшибе и выводила к лесу. Место стоянки было украшено красивой табличкой, на которой был художественно изображен иксодовый клещ, а надпись под ним призывал к осторожности. Лес был какой-то темный и мрачный, но на стоянке имелся большой деревянный стол. Православные покидали рюкзаки, я с ними, и женщина-руководительница отправила дежурных за водой. Воду они набирали в огромные пластмассовые ведра, дети их явно не утянули бы, поэтому с ними пошел Андрей, ну я и решил им помочь, как культурный человек.

Мы отправились в обратном направлении - мимо таблички с клещом, дома, поломанной машины, лесничества - к роднику. Андрей действительно оказался ученым - сотрудником Одесского университета. Он же рассказал по дороге интересную историю: откуда взялись знаменитые пятисотметровые карты Крыма - очень удобные для походов. Оказывается, в один прекрасный момент украинские картографы лишились всяких государственных заказов и вот-вот должны были начать карьеру бомжей, но им пришла в голову умная мысль: взять военные полукилометровки, обновить их по последним данным и продавать туристам. Идея оказалась прекрасной - эти карты стали расхватывать как горячие пахлавы.

Комментарий из 2016 года. В РФ карты масштаба 1:500 вообще запрещены, поэтому в Крыму их купить больше нельзя. Так что или заказывать с Украины, или искать где-то нераспроданные остатки.

С полными ведрами мы потянулись назад, к гостеприимно встречавшему нас клещу. Уже почти потемнело, но пока мы ходили, остальные успели разбить лагерь, разожгли огромный костер и приготовились к кулинарным делам. Руководительница кухни - ее звали Мария - предупредила меня, что они люди верующие, а сегодня пятница и потому постный день, поэтому будет только рыба. Я заверил ее, что согласен и на рыбу, тем более, что это были все те же сардины из железных банок, ровно такие же, что у и меня. да и вообще - в чужой монастырь со своим уставом не ходят, а в детский православный лагерь - тем более.

После еды и вечерней молитвы детей угомонили и отправили спать. Я тоже развернул свою любимую палатку, правда,подальше от общего лагеря, залез в нее и не помню даже, какие там на этот раз были подо мной кочки, камни и корни.
Subscribe

  • Небольшая апология здорового образа жизни, правильного питания и отказа от вредных привычек

    Тридцать лет - срок для подведения итогов более чем достаточный. Констатирую: все прекраснодушные перестроечные мечтания накрылись медным тазом. И в…

  • Опа!

    Как знает каждый российский патриот, СССР был развален злобной Украиной, которая воткнула ему нож в спину своей Декларацией независимости,…

  • Вавилон-2020

    Украинские национал-патриоты на голубом глазу рассказывают, что украинский язык - лучшее средство от нападения разных агрессоров. С какой стороны ни…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Небольшая апология здорового образа жизни, правильного питания и отказа от вредных привычек

    Тридцать лет - срок для подведения итогов более чем достаточный. Констатирую: все прекраснодушные перестроечные мечтания накрылись медным тазом. И в…

  • Опа!

    Как знает каждый российский патриот, СССР был развален злобной Украиной, которая воткнула ему нож в спину своей Декларацией независимости,…

  • Вавилон-2020

    Украинские национал-патриоты на голубом глазу рассказывают, что украинский язык - лучшее средство от нападения разных агрессоров. С какой стороны ни…