gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

"Дневник, найденный в ванне"

В творчестве Лема эта книга стоит особняком. Она как-то не входит ни в одну серию и оказывается в стороне - вместе с "Маской".

Уникальна она еще и тем, что в ней целых три слоя смыслов. В большинстве книг их обычно только два - сам сюжет и некая идея, которую этот сюжет раскрывает и иллюстрирует.

В "Дневнике" слой сюжета сам по себе странный и напоминает компьютерный квест. Герой оказывается в некоем Здании, битком набитом шпионами и сексотами, и кроме них там никого нет. Даже патер, даже врач - всего лишь агенты на задании. Герой - а у него даже нет имени - блуждает из кабинета в кабинет, спит по ночам в ванной и никак не может понять, что тут к чему.

Сквозь сюжет просвечивает второй слой - издевательство Лема над знаменами, кокардами, гербами и прочими атрибутами державности и казенного патриотизма. При написании он явно метил в СССР, но время показало, что ничего специфически советского тут вовсе нет.

А за вторым слоем стоит третий, сугубо философский. Фантастическим замыслом Лема было показать мир, в котором в принципе нет случайности. За любым событием, которое там происходит, обязательно кто-то стоит. Ничего просто так не бывает.

Собственно, на этом можно и закончить, и отослать к самой книге.

Но я знаю, что некоторые мои читатели будут недовольны, если я не сведу все к очередной политоте.

На самом деле, такой мир без случайностей не представляет собой нечто совершенно оригинальное. Скорее, наоборот.

Наш мир, разумеется, полон случайностей, вероятностей и неравновесных процессов, которые быстро заходят туда, куда никто не ждал.

Но вот восприятие мира как строго детерминированного - вещь совершенно обычная. Это мир случайностей сложен для понимания, и такой картине надо учиться.

А вот мир, за каждым движением которого кто-то стоит, - это совершенно естественная идея. Каждый ребенок начинает с нее. И человечество тоже - именно отсюда произрастает анимизм. Всем событиям приписывается воля ответственного за них, а поскольку ответственный физически не виден, он постулируется в виде одного сознания без физического тела.

Ту же картину, но уже в более абстрактном виде, мы находим в средневековье. Все хорошие вещи - дело рук бога, все плохие - дьявола. Случайностей нет и тут.

У современного человека та же идея проявляется в чистом виде уже только во время болезни, именуемой паранойя. У параноиков каждое событие - это послание лично ему, обычно угрожающее.

В более здоровой форме этот же феномен - первобытное мышление - проявляется у сторонников конспирологии, где ограничивается сферой политики и экономики. Даже для самого матерого конспиролога дождь все-таки идет сам по себе, а вот в общественной сфере вредят Рокфеллеры, жиды, масоны и даже рептилоиды, при этом ловко маскируясь.

Так сказать, позитивным антиподом такой конспирологии является вера во всесилие президента Путина, благодаря которому вершится все доброе на этой планете.

Ее разновидностью является вера в хитрый план того же Путина - при котором неизвестны и непостижимы не только действия, но даже и их результаты.

Этот же метод, очищенный от слишком явной конспирологии, можно с успехом применять прагматически: в целях политического "анализа". Реальный анализ - вещь дорогая. Например, рассматривая ситуацию на Донбассе и телодвижения вокруг нее, надо четко знать расклады в украинских коридорах власти, в Кремле, подводные течение в политике Германии и Франции, персоналии и борьбу между американскими партиями и т.п., и все это желательно из первых рук. Никаких сведений такого рода у "аналитиков", разумеется, нет; проницательных гениев, которые по газетам могут определить состав пороха, среди них тоже не наблюдается. Поэтому "анализ" сводится к описанию неких феноменов и выдумыванию, кто за ними стоит. При этом, разумеется, ничего не происходит просто так. Везде исключительно знаки, намеки и послания.

Вот, сравните. Это цитата из "Дневника", в котором один из героев вычисляет, что произошло во время вчерашней пьянки, кто это устроил и кому выгодно:

Таким образом, действие разворачивалось одновременно в трех планах: как розыгрыш Баранна против Семприака, как дело "Баранн, Семприак и другие", контролируемое посредством меня Секцией по личному распоряжению ее начальника и, наконец, как дело еще более высшего порядка, в котором аспирант оказывается сторонним участником, поскольку за ним кроется кто-то, стоящий выше Секции, то есть из Отдела. Но это еще не все. Почему Отдел, вместо того чтобы просто связаться с Секцией, пошел таким окольным путем, уведомив о своем участии в деле единственно лишь стуком в дверь? Здесь на сцену во второй раз выходит Баранн. Быть может, то, что он представил Семприаку и Глюку как организованную им самовольную выходку, на самом деле было им согласовано с Отделом, и так называемая «интрига» имела целью не победу над Семприаком в рамках спора о ценности операции типа «Луковица» и не торжество в научной плоскости, но полное уничтожение его, а возможно, и других участников «пирушки» путем выявления, кто из них нарушает основное требование лояльности и не донесет о происках Баранна. Таким образом, исследование лояльности — это четвертый, совершенно новый аспект дела.

А вот кусок из очередных разборов текущей политики некоей politnotes

Явное пренебрежение европейскими делами (Иванка и Джаред вернулись в США сразу после встречи в Ватикане, не дожидаясь саммита НАТО и Большой семёрки), упор на финансовых и торговых требованиях, отказ от упоминания статьи 5 Североатлантического договора при том, что за день до саммита Альянс согласился присоединиться к коалиции против ИГИЛ, и вообще высокомерное поведение в ходе встреч с европейскими политиками – Трамп как будто пытался всем своим видом показать, что Европа как таковая ему безразлична, как месяц назад это показал Тиллерсон, ни разу не упомянув Европу в своей программной речи в Госдепе. «Платите деньги и делайте, что хотите». Однако тем самым Вашингтон просто выталкивает Берлин в свободное плавание, которого сами немцы не очень-то и хотели. Даже Обаму пригласили в Берлин в одно время с Трампом, дабы сгладить острые углы.

Фамильное сходство просто налицо.

На этом умолкаю и еще раз приглашаю всех читать Лема.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments