gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Category:

Влюбленный пес

Один пес был из хорошей семьи, грамотный, порядочный, и по самой натуре своей верный однолюб. Однажды он пробегал по базару и вдруг в глаза ему сверкнуло дивное сияние - нежно-розовое, переливающееся в голубое. Он увидел женщину своей мечты и остолбенел. Вокруг шумел, орал и матюгался обычный рынок. В шалманах были выставлены всякие третьесортные продукты в красивых коробках, воняло гнилыми овощами, сверху жарило нестерпимое солнце. Но это все было вокруг, а внутри она - красивая настолько, что даже при взгляде уголком глаза сердце пропускало толчок. Ангел, спустившийся на грешную землю из горних высей. Каждая часть ее лица была словно облита прекрасным сахарным сиропом - точеный носик, изящный изгиб верхней губы, ярко-голубые глаза, нежный подбородок. И это когда она сидела - а когда делала малейшее движение, мир начинал переливаться и дрожать, настолько она была прекрасна.

Перед ней толпились покупатели - плоские серые фигуры, которым она отпускала колбасу. Ах, что это была за колбаса! Одни названия чего стоили - "Пикантная из омаров", "Амброзийная", "Бирюзовая сома".

Пес стоял и смотрел, не в силах отвернуть морду от этого прорыва истинных Идей в унылую демиургическую реальность. И он четко знал, что вот сейчас, прямо сейчас, она повернется к нему, позовет его по имени, и он войдет в ее палатку, ляжет у ее ног, и она отрежет ему кусочек колбаски. И пес будет жить с ней день и ночь, никуда не отходя, облизывая ее руки, замирая в это время от восторга, будет служить этому ангелу, забыв полностью себя и целиком растворяясь в ней. И она купит ему ошейник и будет водить его на прогулку, кормить ветчиной из оленины и позволять любить ее не только сердцем, но и всеми остальными внутренними органами вплоть до селезенки.

И так он стоял день, и два, и три, и все ждал, что она окликнет милую собачку. Уже вот-вот, сейчас, она увидит его, но она лишь скользила по нему равнодушным взглядом и вообще непонятно было, видит ли она его в принципе.

- Клава! - окликнули ее как-то из соседнего ларька.

- Ах, Клава, - зашумело у кобеля в ушах, как хрустальная вода, прыгающая по изумрудным камешкам. Ккк-ллл-ааа-ввв-ааа. От одного звука можно было умереть на пике переживания.

Он все стоял и стоял, целую неделю, а она каждый вечер закрывала свой шалман и равнодушно проходила мимо, никак не показывая, что вообще в курсе его существования.

И насколько ему было хорошо днем, настолько становилось ужасно ночью. Да нет - в пять раз ужаснее. Шквалы одиночества и тоски захлестывали его ураганными порывами, он растворялся в смраде своего убогого существования, в своем неуклюжем и нелепом теле, посреди зловонного базара, а сверху глумливо корчила рожу толстая самодовольная ряха Луны, и тогда он выл на нее, чтобы хоть что-то ответить этому сжимающему и давящему миру.

Еще две недели, он все стоял и смотрел, ничего не ел, шерсть свалялась, бока, запачканные пылью ввалились, хвост и вовсе облез так, что остался один прутик. Но ему было плевать - он все ждал, когда она заметит его, ласково поговорит с ним, погладит по холке и позволит вечно служить ей.

Так бы и сдох бедный кобель, если бы на его счастье мимо не проходил добрый волшебник Аврелиан, пришедший на барахолку поискать магические предметы. Проходя мимо пса, он точно рассчитанным движением с заранее вычисленным вектором импульса пнул того в тощий зад так, что пес полетел кубарем и в процессе сделал сальто. И в тот миг, когда он находился вниз головой по отношению к гравитационному полю Земли, мозги его на секунду стали на место, неземное сияние померкло, и вместо ангела он увидел то, что было на самом деле - толстую базарную торговку в окружении ста сортов соевой колбасы, совершенно сливающуюся с фоном.

И когда он приземлился на ноги, он завизжал от боли, обиды и разочарования, и в визге этом был выдох облегчения.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 101 comments