gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

Владислав Крапивин. "Мальчик со шпагой" (1973), "Бронзовый мальчик" (1992)

Две этих книги считаются дилогией. На самом деле, общего между ними практически нет, если не считать упоминания в одной кое-каких фамилий из другой.

"Мальчик со шпагой" - это вещь. Я читал ее еще в детстве, и она производила впечатление. Перечитал сейчас - по-прежнему производит, хотя и совершенно по-другому. Как любая глубокая книга, смотреть на нее можно с нескольких сторон. Можно, как, очевидно, считал сам Крапивин во время написания, видеть традиционную для автора тему - борьбу со школьными тетками и похвалу самодеятельным отрядам за настоящую жизнь. Можно, как воспринимали ее тогда, считать примером борьбы за социалистические идеалы. А можно, по-современному, читать как мастерски написанный психологический портрет человека - природного вождя, который тянет за собой других.

Правда, картина мира, там изложенная, выглядит довольно странно. Есть хорошие дети, правильные дети, честные, смелые и любящие море. Есть дети никакие, без всяких свойств, не интересующиеся морем. И есть дети-враги, гопники и шпана. Рядом маячит соседнее чужое племя - взрослые. Среди них есть хорошие, помогающие детям, а еще лучше такие, что сами как дети. А остальные - враги, обижающие детей. Степень обиды не важна - что пиночетовские палачи, что толстый бюргер, отобравший мячик, - все едино, все смертельные враги. Но, возможно, это не авторская позиция, а мировосприятие главного героя.

"Бронзового мальчика" я читать не хотел. После "Синего города на Садовой" я зарекся Крапивина вообще больше не читать, потому что можно с первой страницы рассказать все, что там будет написано. Ребенок, потерявший мать, друг, младше на два года, к которому чувствуешь дружбу, больше похожую на сильную любовь, абстрактные темные силы, обижающие детей, старорежимные парусные корабли, морские карты, компасы и Севастополь в виде вечного города Танелорна.

Но уж больно мне хотелось узнать, как сложилась дальше жизнь Сергея Каховского. Увы, ничего интересного я не узнал. Выучился на археолога и уехал в Танелорн. Как только у детей начинается половое созревание, так они становятся взрослыми и больше их судьба Крапивина не интересует.

А во всем остальном - предчувствия меня, увы, не обманули. Вся книга собрана по канонам крупнопанельного домостроительства  и ни одного блока, сверх описанного выше, там нет. Психологии никакой, характеры детей написаны из рук вон плохо. От членов отряда "Тремолино" есть только имена, больше ничего. Даниил Вострецов - deus ex machina, появляющийся для разрешения проблем детей - защитить от злой училки, ссылаясь на права человека. Другой жизни у него нету, как он не пытался ее завести. Не помогла ни работа в музее, ни жена, ни даже собственный грудной младенец. Все равно их всех почти нету, они такие тонкие, что полупросвечивают, а есть только играющие в кораблики хорошие дети, которых надо защищать от злых сил.

Зато перестроечного "дискурса" там выше крыши. Собран весь мусор со страниц газет и вытряхнут в книгу. Все святцы в полном составе: благородные белогвардейы, Россия, которую мы потеряли, пестициды на полях, поездки в колхоз как нарушение Прав человека, афганцы-жертвы кровавого режима, расстрел из пулеметов соли русской земли, кровавая гебня и обретенная вера православная, олицетворяемая благообразными священниками. Не раскрыта, пожалуй, только тема цивилизованных стран и отсутствующего у нас секса. Все это наворочено в такой концентрации, что временами становится неловко за автора.

Вся книга, собственно, это большая и неуклюжая попытка хоть как-то оправдать свое предательство советских идеалов. Все пионерские отряды, а внешкольные - особенно, были густо замешаны на коммунистической идеологии, от которой теперь, в 1992 году, пытаются изо всех сил откреститься, причем сразу по нескольким противоречащим друг другу направлениям. Тут тебе и "мы ни от чего не отказались и по-прежнему носим галстуки", а рядом - "это галстуки не пионерские, хотя и выглядят точно так же". Тут и "мы в коммунизм верили не по-настоящему, а на самом деле всегда верили в бога", и "от нас все скрывали, нам врали", и "это были кровавые выродки, а мы здесь ни при чем". Читать это просто стыдно. Резко уверовавший дед-коммунист, капитан, сдавший корабль врагам ради гуманизма и человеколюбия, несчастный афганец, в детстве рвавшийся в бой, а теперь скрывающий свое военные годы как врожденный сифилис, - такие вот теперь у Крапивина герои.

И в то же время, будучи честным человеком, Крапивин честно описывает реальность, в которой никакие коммунарские отряды существовать не могут. Они могут тянуться по инерции, пока еще живо советское наследство, и не более того. Периферийному капитализму не нужны храбрые и честные люди, ему требуются амебы без стержня внутри, работающие по самому простому образцу "стимул - реакция". Воспитание правильных детей не может существовать без идеологии и идеалов, к которым надо тянуться. Отряды, несмотря на все разногласия со школой, на деле были плотью от плоти социалистической страны, претендуя даже на то, чтобы быть святее самого Папы.

Автор все это видит, добросовестно описывает и в то же время видеть не хочет и не желает. Чтобы хоть как-то исправить положение, он судорожно вводит в сюжет совсем уже сказочных персонажей - добрых бизнесменов, но даже они не спасают положения. Дети сидят у Данилы на голове, рушится и сгорает старый дом, гниет вся реальность, то там, то сям прорываясь черными дырами.

Главный герой, правда, выживает, только вот зачем? Через десяток лет он станет мелким полууголовным "бизнесменом", а друг его Салазкин превратится в обыкновенную офисную плесень. От выкинутых на помойку идеалов к тому времени не останется уже ничего.
Tags: впечатления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments