gatoazul (gatoazul) wrote,
gatoazul
gatoazul

Categories:

Как я болел неизвестно чем

В этом году я был в отпуске в Крыму, где две недели лазил по пустынным пляжам. Об этом, дай бог, я еще напишу отдельно.

Когда я уже налазился достаточно, я сел на автобус и поехал в Анапу, чтобы там немного отдохнуть от пустых пляжей уже на крайне многолюдных, забитых людьми как пекинское метро в час пик.

Два дня я походил по городу, который теперь представляет собой какую-то дикую мечту провинциального советского ребенка об обществе потребления - сплошные шалманы, рестораны, столовки, лавки, и все это без складу и ладу, вперемешку и самого дикого вида в плане художественных вкусов. Слава богу, хоть песок и солнце остались прежними, а сосны на улицах стали совсем огромными. Ну и водоросли в море испускают все то же зловоние, которое так и не смогли скрасить искусственными ароматизаторами.

Два дня было все отлично, а потом пошел дождь и я немного перемерз и чуть подустал. Ну да ладно - пошел в домик, накрылся теплым спальником и сладко заснул.

А вот пробуждение было уже довольно кислым. Утром я почувствовал усталость, всепоглощающую и огромную как океан. Да какую к черту усталость - это была просто слабость. Я не мог двинуть ни рукой, ни ногой без предварительной подготовки, как будто до этого пересыпал пол-Кавказа на другое место.

Спать хотелось до безумия, но тоже как-то не очень сладко. Как будто ты полностью обессилел. Я попытался встать, прошел два шага и тут же рухнул назад на кровать.

- Что за черт? - стал думать я. Голова работала вроде нормально, а вот с телом было явно что-то не то. Еще и горло стало чуть побаливать.

- Вот она, старость, - подумал я. - Не надо было ходить в такой тяжелый и сложный поход. Правда, в процессе он не казался мне сильно сложным и чувствовал я себя отлично, но мало ли - усталость постепенно накопилась и вот печальный результат.

Такая усталость у меня была единственный раз в жизни - после действительно тяжелого похода по горам, но и то не такая, а в два раза меньше. Ну, предположим, тогда я был на двадцать лет моложе, а сейчас и этого хватило.

В общем, усталость надо постепенно преодолевать. Усилием воли я встал, еще большим не завалился назад, кое-как привел себя в порядок и пошел в столовую, где было много интересного и еще вчера я хотел там все перепробовать.

Не тут-то было. Меня откровенно тошнило и один взгляд на еду вызывал бурю отвращения. Я взял творожную запеканку и стакан чая, и кое-как запихнул это в себя.

И вот еще что было странно - болели мышцы глаз как при гриппе. Начинаешь переводить взгляд в другую сторону, а глаза ноют.

После столовой я пошел на Высокий берег - надо же посмотреть, что там делается в нашем веке. Идти туда было с километр и неделей назад я бы проскакал это расстояние, вообще не заметив. Даже в детстве оно не представляло для меня особых затруднений, а было весьма приятной прогулкой.

Только то детство давно прошло. Я чувствовал себя глубоким стариком, потому что безнадежно уставал уже через 200 метров и искал лавочку - благо, их по пути было много.

- Вот она, старость, - мысленно страдал я, но все-таки шел.

Потом спустился на пляж, нашел камень потеплее, упал на него и лежал, лежал, лежал.

Но надо же и искупаться! Как паралитик пошел я в море, скандально холодное и для Анапы, и для этого времени года, кое-как окунулся и слегка поплавал. Весьма прохладная вода меня чуть привела в чувство.

А вечером я точно так же, охая и все время отдыхая, поплелся назад, закинулся бутылкой фермерского кефира без ничего и лег спать.

Спал я отвратительно - в отличие от предыдущей ночи. Мне снилось все время, что я лазю по мрачным горам из черного камня, все время тянутся однообразные уступы и я никак не могу дойти в нужную точку.

На следующий день меня чуть попустило. Подняться было уже не такой проблемой, но спать по-прежнему хотелось безумно. Тошнота тоже никуда не делась и завтрак мой состоял все из той же запеканки. Это было особенно обидно, потому что вокруг стояли десятки заведений общепита на любой вкус.

Снова пошел я на пляж, только теперь на городской, снова лежал там на песке, потом окунулся и валялся снова. Теперь садиться приходилось через триста метров.

- Что за черт? - подумал я в очередной раз. Ну не может быть от похода такая усталость, да еще через такое время. Может, таблетки виноваты? Я как раз пил что-то для нормализации давления, старые кончились, я купил новые с тем же активным веществом, но другого завода.

- Может, у меня давление сильно упало?

У меня никогда не было низкого давления, поэтому я не знал его симптомов.

Ладно, таблетки я отменил и на следующий день мне действительно стало чуть полегче. Горы во сне стали посветлее, уже не черный обсидиан, а скорее песчаник. Значит, я на верном пути. Для надежности я еще бахнул кофейка, которое не пил уже лет десять. Ничего так напиток, но эффекта это не произвело никакого.

В общем, так продолжалось несколько дней. Я плелся на пляж, купался чуть, чтобы взбодриться, а остальное время нежился под еще теплым солнцем. Горло через пару дней почти прошло - на одном "Аджисепте", и мне вообще по копейке становилось лучше.

На пятый или шестой день я даже осмелился пойти на Джемете - это километров семь по песчаному пляжу. Шел более-менее нормально, правда, без особого удовольствия. Это скорее напоминало заданный урок - приходилось все время по чуть-чуть себя заставлять.

И на Джемете я искупался, освежив чуть голову, и долго лежал в дюнах, смотря мутным взглядом на кипящую вокруг суету. Есть по-прежнему не хотелось, но я мужественно купил пару нектаринов (кислых) и пару инжиров (вялых), и кое-как впихнул эти фрукты внутрь.

Назад идти пешком я не стал, а дождался автобуса. Несмотря на весь гламур, царящий в городе, - все эти аккуратно подстриженные туи и стоянки хипстерских самокатов - автобус был маленький, тесный и набитый точно так же, как набивались на этом же маршруте в достопамятном 1985 году, когда Горбачев только объявил перестройку. Правда, тогда это были большие ЛиАЗы.

В автобусе ехать было как-то не очень приятно, ужасно душно. Я стоял и смотрел на молодую девушку, которая вдруг приобрела объемность и рельеф, а затем прямо в голове у меня заиграли водопроводные канализационные трубы - штук пять или шесть, загудели все на разный лад и каждая в своей части головы. Я-то всегда считал, что голова у меня заполнена равномерно, и не догадывался, что там внутри столько разной сантехники...

Передо мной маячил какой-то мужик, смутно показавшийся мне знакомым. Где-то я уже его точно видел. Но где? И кстати, где это нахожусь я сам? Вокруг из полного небытия начали постепенно проступать контуры окружающих предметов, словно на фотобумаге под светом красного фонаря.

Я оказался все в том же автобусе, только уже на сиденье. Вокруг меня суетились пассажиры, а мужика я этого видел пятью минутами раньше - он стоял рядом со мной.

- Я потерял сознание? - спросил я.

Какая-то женщина сказала водителю, чтобы он вызвал "Скорую", а мне стала объяснять, что это серьезно, что может быть предынсультное состояние, и надо срочно ехать в больницу. Дала мне бутылку воды и велела все время пить.

Стоявший рядом пассажир был более оптимистичен. "Это только в первый раз страшно", - объяснил он, - "а потом привыкаешь. У меня такое уже много лет, а врачи ничего толком сказать не могут. Кто на сердце кивает, кто на сосуды. Но бахнешь сразу после этого шоколадку - и в норме".

Никакая "Скорая", впрочем, так и не приехала. Водитель, правда, время от времени осведомлялся, все ли нормально с мужчиной, но я заверил его, что я жив.

В общем, я вышел, пропустив нужную остановку, избавив водителя от проблем и мелкими шажками, перепуганный, пошел в поликлинику.

Там, собственно, никого не было, только две девушки.

- Вам кого?
- Я тут сознание в автобусе потерял, мне бы к терапевту.
- А терапевта нет, уже шесть часов.
- У вас есть платная клиника?
- Есть, но они только деньги берут. Наш совет: идите лучше в городскую больницу, в приемное отделение, там сделают анализы сразу.

В общем, я поплелся в больницу, благо это было не очень далеко. Дальше вспоминать не сильно хочется. Хотя больница была вполне оборудована и выглядела весьма прилично, персонал там был злым как немецкие овчарки в концлагере. Кроме дежурного доктора, который выслушал мою сбивчивую речь, и несмотря на отсутствие российского медицинского полиса послал делать анализы, а деньги брать не стал.

Людей было немного, но сидеть под дверями приходилось долго. Медсестры только рычали, когда их о чем-то спрашивали, посылали непонятно куда, в общем времени я убил там немало. Заодно разговорился с местной жительницей, которая характеризовала их городскую больницу не очень хорошо. И злые, и лечат плохо, и муж ее с ковидом там лежал без толку - начал с 12% поражения легких, а закончил 50%.

Еще там были разные больные на каталках и маленький мальчик с перевязанной ногой, на кресле с колесиками, которого было особенно жалко. "Как сделать, чтобы не болело?" - спрашивал он маму, а та, пытаясь изобразить спокойное лицо, говорила: ты побудешь тут ночку, а завтра утром я приду, и тебе будет легче.

Но в результате мне все-таки сделали общий анализ крови и компьютерную томографию. С бумажками пошел я к врачу, и он только глянул и сразу сказал: эге, да у вас пневмония на 30%. Ступайте завтра же в ковидную поликлинику.

И тут у меня, наконец, открылись глаза и разрозненные факты соединились в одну картинку. Инсульт мне, похоже, больше не угрожает, а вот мучительная смерть от удушья - вполне. Впрочем, от инсульта - наверное тоже. Потому что я встал утром, в голове у меня заиграли все те же трубы, и я срочно бросился на кровать, чтобы их выключить.

Дальше было неинтересно. Я с приключениями и разными препятствиями доехал домой. Правда, в поезде мне очень понравилось. Я был такой слабый и обессиленный, а поезд так приятно шатался и стучал колесами, что я лежал и только наслаждался сквозь полудрему.

После походов в первую ночь, особенно в поезде, у меня обычно возникает что-то типа зрительных галлюцинаций, отражающих то, что я чаще всего видел. Это могут быть горы или мечети (после Стамбула) и я почти вижу, как они мелькают за окном. На этот раз мне казалось, что поезд едет прямо по песчаному пляжу, вернее по мысам, которые выдвигаются один за другим, а вокруг летают чайки и сбоку плещется синее-синее море.

Потом я стал представлять, что поезд - это такой передвижной санаторий, снаружи в типичном курортном стиле, с колоннами, и едет он по целебным местам, где магнитные и прочие поля оказывают на больных благотворное действие. А скоро будут подавать лечебную еду, очень вкусную, в частности, борщок. И так мне рисовался этот борщок, от которого я знал только название и потому мог представлять его себе как угодно, но почему-то в глиняном горшке.

Вечером на свежем воздухе мне стало уже почти хорошо и к часу ночи я добрался, наконец, домой. Тут уже было не так страшно - все-таки и стены помогают. И снилось мне всю ночь, что на горах установили художественные скульптуры - что-то типа рогов изобилия и вазонов с витыми ножками и фруктами сверху, только не мраморные, а из какого-то эластичного материала, и я летал там, в том числе заглядывая в середину этих инсталляций. Одна проблема - внутри ужасно воняло антисептиком из поездного биотуалета.

Этот запах антисептика преследовал меня еще чуть ли не неделю. Я не слышал почти никаких других. Они не то, что начисто пропали, но сильно ослабели, как будто разговор через две комнаты. Я подносил горький шоколад к самому носу и только тогда слышал, что он чем-то пахнет. А вот вкус не девался никуда и я стал постепенно есть.

Дальше было совсем неинтересно. Еще неделю я валялся дома, полуживой, выходя через силу на улицу минут на двадцать, явственно при этом задыхаясь, если идти с нормальной скоростью. У меня ничего особенно не болело - и даже температура была 36 и 4, лишь к вечеру повышаясь до 36 и 6. Я не чихал, а кашлял изредка и чисто символически.

Зато настроение у меня было самое мрачное и депрессивное. Все вокруг казалось страшным и безнадежным, мое будущее - черным как гора активированного угля, и утром спина болела, будто я провел всю ночь на камнях, а не на мягком матрасе.

Фильмы мне казались гадкими, а книги - невыносимыми.

Да еще топали соседи сверху, которым я и сейчас искренне желаю сдохнуть в страшных корчах.

Меня только чуть развлекало чтение Эль-Мюрида, накопившихся постов за месяц, где он предрекает миру всякие египетские кары. Это мне казалось вполне справедливым - этот мир ничего другого и не заслуживает.

Постепенно, очень медленно, мне становилось чуть получше. Запах антисептика пропал, тело по чуть-чуть стало принадлежать мне, голова перестала кружиться, когда встаешь.

Ах да, лечение. Ну доктор проконсультировал по телефону, потом мне пришлось ехать на прием и сидеть в очереди. Потом рентген, который делают два раза в неделю и собирают опять же очереди. Надо придти в восемь утра, а лучше в пять, и записаться в замызганную тетрадку, а потом инициативные пенсионерки следят, кому пришло время идти просвещаться. Без них там бы вообще начались гладиаторские бои. Кстати, сделать рентген за деньги у нас в городе негде в принципе. Только идти к усталой женщине-врачу с глазами грустными, как у богоматери.

В общем, после посещения больницы мне стало явственно лучше. Я понял, что лучше побыстрее выздоравливать и держаться от этого места подальше.

Рентген показал, что пневмонии нет - и слава аллаху. Доктор сказал, что это бронхит. Ну бронхит так бронхит. А что еще? Тесты на ковид-19 мне никто не делал - в нашем городе их просто нет. Сатурацию тоже не меряли.

В общем, я переболел анонимной болезнью. Не до конца, правда.

Мне по-прежнему все время хочется спать, только через день, и слабость никуда не делась, хоть она и не такая сильная, конечно. Ну и отправиться в новый поход я сейчас чувствую себя совсем не готовым.

Но думаю, это пройдет.

Здоровья всем, кто дочитал.
Subscribe

  • О том, что происходит

    Нехорошо оставлять милую девушку в беде. К счастью, объяснить ей, что происходит в РФ, совсем несложно. Для этого не нужно вывалить ей на голову…

  • Об уровне российской политики

    Дмитрий Медведев опубликовал в "Коммерсанте" статью об Украине. Очевидно, очередной "месседж" перед приездом Нуланд. Вот…

  • На самом деле страшно

    Вы думаете, страшно, это когда американские подростки бездумно идут потусоваться в пустой дом, где их уже поджидает какая-то тварь со множеством…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 61 comments

  • О том, что происходит

    Нехорошо оставлять милую девушку в беде. К счастью, объяснить ей, что происходит в РФ, совсем несложно. Для этого не нужно вывалить ей на голову…

  • Об уровне российской политики

    Дмитрий Медведев опубликовал в "Коммерсанте" статью об Украине. Очевидно, очередной "месседж" перед приездом Нуланд. Вот…

  • На самом деле страшно

    Вы думаете, страшно, это когда американские подростки бездумно идут потусоваться в пустой дом, где их уже поджидает какая-то тварь со множеством…