Как пройдет ковид-19

Вероятных варианта два.

Первый.
В одно прекрасное утро мы проснемся и с изумлением обнаружим, что "эпидемия" ковида закончилась. Резко и внезапно. Популяция получила коллективный иммунитет, драконовские меры больше не требуются, но всякие там коды, социальные дистанции и прививки отменять еще рано. Ковид с первых страниц газет перейдет на десятые, после дежурных благодарностей тем, кто мужественно носил маски, соблюдал все ограничения и вовремя ширялся. Ведь именно они победили злобный микроб. В общем, "война окончена, всем спасибо".

Произойдет это радостное событие, разумеется, на Западе. Страны третьего мира вроде РФ или Украины после этого еще будут пытаться использовать "эпидемию" в собственных целях, но это будет выглядеть уже неубедительно.

Второй.
Произойдет нечто настолько страшное, что после этого о ковиде все забудут. Очередной экономический кризис или что-нибудь в этом духе. Тогда начнется новая волна нагнетания паники.
sketch

Стандартенфюрер

Стандартенфюрер - эталон правильного водителя, разработанный в 1959 году Немецким союзом автомобилистов и пассажиров. Его главные характеристики: непьющий; всегда в чистой форме, включающей галстук и фуражку; вежливый и культурный; отлично знающий автомобиль и умеющий его ремонтировать; идеально соблюдающий правила дорожного движения. В том же году стандартенфюрер был предложен в качестве всемирного стандарта на рассмотрение XI Генеральной конференции по мерам и весам, а его копия отослана в парижскую палату. Был забаллотирован арабскими странами, к которым присоединился СССР. В настоящее время хранится в берлинском Фебренунгсмоторфортшаффунгсмиттелмузеум.

Ответ на историческую загадку

В Петербурге XIX века почти не было табличек с названиями улиц и номерами домов. Найти нужный адрес самому было практически невозможно. Дома знали только лица одной-единственной профессии, состоящие на государственной службе, благо их тогда хватало.

По названию этой профессии и получил конспиративную кличку народоволец Михайлов, отлично знавший всю местную застройку, а в особенности - проходные дворы.

Как же называли его товарищи по борьбе?



Дворник.

Кстати, дворники до революции (и лет двадцать после нее) не только подметали, но еще наблюдали за порядком, и были официальными помощниками полиции, которым вменялось в обязанность следить за жильцами и их гостями. Им выдавали специальную бляху и свисток для вызова городового. Как правило, дворниками тогда служили отставные военные.

sketch

Забытая страница второй мировой

Как ни удивительно, но люди обнаружили, что кошки любят топтаться по клавиатуре, только в XX веке. На то была уважительная причина - раньше никто не делал электрических клавиатур с мягким ходом, а по клавишам пишущих машинок, которые надо колотить, а не нажимать, ни одна уважающая себя кошка ходить не будет.

Сделал это открытие инженер Чепплвит в 1935 году. Он работал на английскую разведку МИ8 и получил задание сделать рацию, удобную для использования непрофессиональными шпионами - завербованными обычными людьми, которых некогда было тщательно готовить и преподавать им азбуку Морзе. Тогда-то он и задумался о клавиатуре на десять цифр с мягкими клавишами, нажатие на которые не слышно соседям.

Но стоило ему только выставить готовый механизм на стол, как его сиамская кошка Мата Хари, до этого наблюдавшая за работой с пола, сразу прыгнула наверх и стала расхаживать по новой игрушке.

Чепплвит был наблюдательным человеком и сразу понял, что такую особенность наших хвостатых друзей стоит изучить на предмет использования. Правда, другие источники утверждают, что эту идею ему подсказала жена.

Через хороших знакомых он связался с другим отделом, занимавшимся животными, и предложил дрессировать кошек для передачи данных. К работе привлекли профессионального дрессировщика тигров, мистера Рислинга, и в проекте, названном для конспирации "Том и Джерри", закипела работа.

Уже через два года Мату Хари удалось обучить передавать по радио небольшие шифровки, за ней последовал рыжий кот Филби, подобранный где-то на кембриджской улице, а еще через год была разработана методика дрессировки, и тренировка животных поставлена на поток.

У пушистых радистов оказались три важных преимущества перед людьми.

Во-первых, они, пользуясь всеми четырьмя лапами, передавали сообщения гораздо быстрее - что резко снижало опасность пеленга.

Во-вторых, они могли работать в сумерках без света, не привлекая ненужного внимания.

И в-третьих, агент, везущий кошечку в лес размяться, выглядел гораздо естественнее, чем агент, едущий туда же с незнакомой женщиной, волокущей за собой огромный чемодан.

Поэтому англичане подготовили примерно сорок усатых помощников, передав часть животных своим союзникам по антигитлеровской коалиции - в основном, разумеется, американцам. Впрочем, одна кошка по кличке Кина оказалась в СССР и была придана крайне успешному разведчику, сумевшему внедриться в VI отдел РСХА и дослужиться там до чина штандартенфюрера. С целью соблюдения секретности ее кличка нигде не упоминалась и в британских документах она всегда фигурирует просто как "Кошка".

Обрадованная успехом проекта, МИ8 запустила параллельный под названием "Дятел Вуди", но с ним так ничего не вышло. Дятлы, хотя и выглядели перспективными радистами, могущими за несколько секунд отбить азбукой Морзе целое донесение, на практике оказались плохими учениками. К тому же на открытом воздухе, в лесу, где на деревьях им оборудовали секретные передатчики, они норовили разлететься, а держать дома дятла в клетке выглядело чересчур уж экстравагантно.

Ответ на музыкальную загадку

Одесса - Исаак Дунаевский, Модест Табачников.
Днепропетровск - Василий Агапкин
Москва - Олег Газманов
Барнаул - Николай Кудрин
Брянск - Сигизмунд Кац
Ярославль - Александр Аверкин
Новосибирск - Владислав Ленский
Ростов-на-Дону - Матвей Блантер
Волгоград - Марк Фрадкин

Где же в перечисленных городах можно услышать музыку указанных композиторов?

---


На железнодорожном вокзале.

Во многих городах при отправлении фирменных поездов включают какую-нибудь мелодию местно-патриотического характера. Например, в Волгограде это "Течет река Волга", в Москве - "Москва, золотые купола", в Одессе - "Песня об Одессе" и т.п.

Об уровне российской политики

Дмитрий Медведев опубликовал в "Коммерсанте" статью об Украине. Очевидно, очередной "месседж" перед приездом Нуланд.

Вот основные тезисы этой статьи, дословно:

1. Украинские руководители, особенно первые лица,— люди, не имеющие никакой устойчивой самоидентификации. ... Нынешний президент ... начал истово служить наиболее оголтелым националистическим силам Украины.

2. Он (президент - СК) должен бесконечно маневрировать между различными силами: радикальными националистами («нациками», как их принято там называть), мусульманской частью населения, прежде всего татарами, умеренными аполитичными украинцами и русскими, представителями других этносов.

3. Украинские руководители нынешней генерации — люди абсолютно несамостоятельные... Страна находится под прямым иностранным управлением.

4. Во главе Украины стоят слабые люди, которые стремятся только к тому, чтобы набить свои карманы.

5. Во главе этой страны стоят невежественные и необязательные люди.


Я не буду спорить, верны ли эти тезисы или нет. Проблема в другом: они не могут быть верны все вместе одновременно! Они ведь грубо противоречат друг другу.

ИЛИ президент Украины истово служит оголтелым националистам ИЛИ он же маневрирует между разными силами, в том числе теми же националистами.

ИЛИ он набивает карманы ИЛИ находится под внешним управлением ИЛИ истово служит националистам ИЛИ маневрирует между разными силами - потому что это четыре разных вида целеполагания, требующие совершенно разных действий.

ИЛИ он необязательный ИЛИ опять-таки под внешним управлением, которое как-никак требует обязательного выполнения своих указаний ИЛИ истово служит - что уже все-таки обязательность.

Вот это уровень нынешней российской международной политики - насочинять нестыкующихся логически произвольных утверждений, носящих чисто эмоциональный, бабский характер.

Логика ровно такая же, как в старом анекдоте, когда одна соседка взяла у другой кастрюлю и вернула ее с дыркой, а в свое оправдание заявила, что а) дырки там нет б) кастрюля уже была с дыркой и в) никакой кастрюли она не брала.

Но что смешно в анекдоте, ни фига не смешно в публичных документах огромной и пока еще ядерной страны.

Загадка историческая

В Петербурге XIX века почти не было табличек с названиями улиц и номерами домов. Найти нужный адрес самому было практически невозможно. Дома знали только лица одной-единственной профессии, состоящие на государственной службе, благо их тогда хватало.

По названию этой профессии и получил конспиративную кличку народоволец Михайлов, отлично знавший всю местную застройку, а в особенности - проходные дворы.

Как же называли его товарищи по борьбе?

Игорь Чуднов, "Денежная реформа 1947 года", 2018 г.

Я уже писал рецензию на эту книгу и свои мысли по ее поводу. Это вторая порция.

Книга основана на архивных материалах Госбанка СССР, которые Центральный банк России любезно выложил на своем сайте в открытый доступ.

И с книгой, и с оригинальными материалами очень полезно ознакомиться, чтобы представлять себе реальный сталинский СССР со всеми его проблемами, а не современные фантазии на эту тему - как черные, так и радужные.

Вот, например, забавный факт, который очень порадует современных левых любителей диалектики и всего такого.

Реформа готовилась долго, начиная с 1942 года, и для ее осуществления был собран, говоря по-современному, think tank из ученых и представителей разных ведомств.

Так вот, первое условие, которое им поставили, - не обсуждать, действует ли при социализме закон стоимости. Это была любимая тема для многолетних схоластических обсуждений в среде советских экономистов, с написанием соответствующих статей и яростными дискуссиями. Но для решения практических задач она была совершенно бесполезна, о чем этим экономистам сразу и заявили, наглядно показав цену самой темы. Дескать, переходите сразу к делу, иначе тут все и погрязнет в подсчетах ангелов на кончике иглы.

А вот другой забавный факт. Госбанк не знал, сколько вообще в обращении находится бумажных денег.

Есть любопытная книга примерно того же времени: Гусаков, Дымшиц "Денежное обращение и кредит СССР". Я раньше наивно считал, что это описание существующего положения дел, которое в общем сводилось к тому, что в начале периода каждое предприятие получало в Госбанке СССР кредит на текущий период, с помощью которого закупало сырье и комплектующие, затем после реализации продукции отдавало этот кредит с процентами и получало бумажные деньги для выплаты зарплаты. При этом на каждом этапе Госбанк контролировал качество работы, проверял, нет ли финансовых нарушений и применял в случае чего санкции.

После чтения материалов о реформе эта иллюзия развеялась как дым. В книге описано, не как было на самом деле, а как должна бы работать плановая экономика - причем даже это были не всеобщие взгляды, а всего лишь ведомственное мнение самого Госбанка, которое он безуспешно долгие годы пытался провести в жизнь.

На практике же Госбанк выдавал кредиты, часто ничего не проверяя, по звонку вышестоящих организаций, в том числе предприятиям - явным банкротам или должникам, и без особого учета. И когда при подготовке денежной реформы у Госбанка спросили, сколько же всего наличных денег сейчас в обороте, получили ответ: точную цифру можно назвать лишь после обмена.

На языке экономики это, собственно, называется инфляционной накачкой, и практиковалась она не только в годы войны, но и задолго до нее. Собственно, именно так финансировалась индустриализация. И реформа 1947 года должна была уничтожить лишние деньги - не только напечатанные в военное время, но и во весь предыдущий период.

Кстати, я далек от мысли, что это было "неправильно" и "против законов экономики". Возможно, никаким другим способом индустриализацию провести было нельзя, не говоря уже об организации военной промышленности. Но меня точит мысль, что в результате это было ни то, ни се - какая-то пародия на капиталистическую экономику, загнанную в узкие рамки постановлениями ЦК. Обычная мобилизационная экономика, к которой в других странах прибегали в военное время. Уже обошлись бы как-нибудь вообще без денег, чисто на натуральном учете. Стоит ли ориентироваться на восстановление такой плановой экономики? Сомневаюсь.

А вообще в целом реформа 1947 практически ничем не отличалась от подобных реформ, которые после войны проводили капиталистические государства. Ну разве тем, что предполагалось перенести основную тяжесть на неких спекулянтов, но по факту и этого толком не вышло. Казалось бы, что плановая экономика, в корне отличающаяся от капиталистической анархии, могла бы придумать что-нибудь и получше конфискационной реформы, перекладывающей сознательно устраиваемую годами инфляцию на плечи трудящихся.

А вот еще забавное. Авторов реформы временами волновали весьма странные проблемы: например, деноминация 10:1 была устроена только для того, чтобы рубль не выглядел потерявшим после войны ценность, "как валюты истощенных войной капиталистических стран".

Об инерции уже установившейся системы говорит и такой факт: предлагалось отменить разделение бумажных денег на билеты Госбанка и на казначейские билеты - что имело смысл в 20-е годы при золотом червонце, но полностью потеряло уже в 30 годы, поскольку по факту Госбанк эмитировал и те, и другие на совершенно одинаковых условиях. Предложение не прошло, и надпись "казначейский билет" красовалась на бумажных рублях вплоть до павловской реформы 1991 года. Правда, в 1947 году в качестве полумеры отменили червонец как денежную единицу и новые деньги были полностью выпущены в рублях.

Будущее рядом

Совсем необязательно, что будущее будет приходить с шумом и пылью, как еврейский погром. Оно может проникнуть в настоящее незаметно, скромно постоять в прихожей, потом тихо спросить: "можно присесть", а после этого постепенно тебя вовсе выкинет из дома, но понемногу, последовательно.

Несколько лет назад все озаботились вопросом, как же это при полной автоматизации люди останутся без работы. Чем же они будут заниматься и вообще, как это, без работы?

Какой-то близкий родственник то ли Маркса, то ли Энгельса, тоже социалист, развивал любопытные взгляды. Что работа - это проклятие человека, а вовсе не его благословение, и социализм будут мерять по свободному времени, которое люди станут проводить в приятных дружеских беседах, а то и в попойках.

Маркс так  далеко не пошел, но в свою теорию перенес идею свободного времени как главного завоевания нового строя.

И это будущее, собственно, уже почти тут. Не знаю, можно ли называть его социализмом, но сейчас нет ничего похожего на унылые мантры прошлого: работа - главное, хорошо трудись, твой труд нужен обществу и т.п.

Наоборот, сейчас любая работа уже считается если и не проклятием, то делом, недостойным хорошего человека. Какой сейчас идеал? Хипстер сидит с ноутбуком на пляже в Гоа, загорает, флиртует, а между делом нажмет пару кнопок - и ему на счет тут же сыпется золотой дождь.

Но это все равно еще промежуточная форма, не оторвавшася от прошлого социального промывания мозгов.

Следующий этап - когда даже нажатие кнопок будет считаться непристойным. Хорошему человеку деньги приходят просто так, пока он жарится на пляже или катается, допустим, на водных лыжах.

А работать кто будет? Кто-то же должен будет обслуживать роботов и проводить им внушения?

Этим будут заниматься те, кому такое страшно нравится - нянчить роботёнков, воспитывать их, чинить и всё такое. И будет это для них хобби, а не работа.

Но чтобы поток таких энтузиастов не переводился, общество их будет, разумеется, искать с детства, отбирать, а потом поощрять. Скорее всего, нематериально - например, пошьет им красивую форму со множеством побрякушек, как сейчас у вояк.

Правда, насчет всех остальных есть сомнения - будут ли они хорошо проводить время или просто маяться от скуки и убивать себя наркотиками.

Старая фантастика - "Предел" Зайделя или "Игрек-минус" и "Сириус-Транзитный" Франке - как-то не навевают оптимизма на этот счет, разбирая подобное общество до косточек.

Но действие там происходит в городах, а жить в городе - куда более противоестественно, то есть дальше от природы, чем даже увлекаться содомией.

Так что, пожалуй, заодно нас ожидает смерть городов и возврат к новой разновидности сельской общины. А кто не желает - будет жить на автономном хуторе.

Численность человечества, разумеется, резко сократится, и освободившееся пространство назад захватит природа, что в общем-то справедливо - нечего наглеть.

Правда, вокруг поселений она будет облагорожена, стерилизована и надушена.