Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

В. Тишков, "Реквием по этносу".

К чтению этой книги я приступал с опаской. Тишков входил в первое ельцинское правительство, что само по себе клеймо, да еще С. Г. Кара-Мурза отзывался о его идеях как о совершенно людоедских.

На самом деле читать стоило. У умного человека не грех поучиться и заимствовать идеи, даже если он относится к другому политическому лагерю. Апологетику рыночной России можно и пропустить, тем более, что автор почти нигде ею не злоупотребляет. И ничего особо людоедского я у него не нашел.

Сама книга крайне неоднородна и явно надергана из отдельных статей, представляющих весьма разную степень интереса. Кроме того, в ее текстах по моде научных гуманитарных сочинений очень много воды, среди которых те самые идеи могут и затеряться.

Однако среди пространных рассуждений ни о чем вдруг попадается что-нибудь такое, что ты бьешь себя по лбу и жалеешь, что сам не догадался.

Например, что бессмысленно рассказывать, будто СССР был распущен как-то незаконно. Ни одно государство не имеет законов, по которому оно будет уничтожено, и роспуск государств всегда происходит явочным порядком, в силу политических раскладов, а не по букве юриспруденции.

Или что те, кто любит покопаться в истории и изучить, какие земли кому принадлежали в пятнадцатом веке, чтобы потом с пеной у рта доказывать про восстановление исторической справедливости, никогда не проводят эту операцию с той территорией, где живут сами, или, например, где находятся московские дачи уважаемых людей. Историческая справедливость неизменно требует восстановления где-то еще.

А вот весьма любопытный пассаж:

Collapse )

Вообще трезвый взгляд, лишенный шор, которые накладывают слова, за которыми стоит ничего определенного, мне очень импонирует. Очень полезный раздел, посвященный насилию и войнам, через который красной нитью проходит мысль: агрессия в смысле биологии и этологии никакого отношения к этому процессу не имеет, это чисто социальный феномен, особенно когда войны стали массовыми и бесконтактными. Этология тут только тем боком, что во время войн очень востребованы становятся разного рода садисты и безбашенные отмороженные типы с низким уровнем возбуждения и высоким болевым порогом.

Самый интересный раздел посвящен, конечно же, нациям и этносу. Именно он и дал название книге. Вообще лет пять назад я посвятил этим вопросам серию постов, но после чтения Тишкова почувствовал себя в положении гениального старшеклассника, самостоятельно придумавшего интегрирование. С одной стороны, такое явно выделяет тебя из всех школьников, но с другой - все это ведь известно уже много столетий.

Тишков - последовательный конструктивист и подтверждает то, к чему я пришел самостоятельно: никаких наций кроме гражданских не существует вообще, и ничего более в понятии нации нет. Нации организуются государством, а не являются некой мистической сущностью или живым существом, как полагает социобиологизаторская примордиалистская теория.

Но я остановился на этносе, а по Тишкову этнос точно так же не представляет собой ничего осязаемого, как и нация. Собственно, само понятие даже не общепринято в науке и характерно лишь для советской этнографии, и то только начиная с 60-х годов. Этничность - это разновидность идентичности, то есть представление человека о себе самом. Грубо говоря, это мысль. Но мысли вполне способны уживаться друг с другом. Аналогично и человек может иметь (и всегда имеет) несколько разных идентичностей, в том числе могут быть и две этнических. Ситуация тут примерно как с гендером и биологическим полом - только их роль выполняют этничность и усвоенная культура, в особенности язык.

А еще этничность, как и любая мысль, как представление человеке о самом себе, может меняться - в том числе по соображениям выгоды или под внешним воздействием.

Никаких этнических государств на нашей планете нет. Все государства многонациональны - только в разных государствах этому факту придают разное значение. Сама идея совпадения этнических границ с территориальными представляет собой бессмысленную и нереализуемую утопию, потому что этничность - это само по себе нечто достаточно неопределенное, не имеющее никаких четких границ и четкой процедуры определения. Все государства исключительно территориальны.

Если коротко, то этничность - это вера существование некоего этноса, объединяющего людей только по этому признаку. Этничность - это форма социальной организации на базе культурных отличий. В основном она используется для нужд социальной мобилизации или для получения преференций "элитами".

В завершении приведу также несколько больших и принципиально важных цитат,  в том числе касающихся пресловутой переписи 1926 года, когда русских большевики якобы переделывали в украинцев. Заодно можно понять, насколько же все-таки жизнь сложнее примитивных схем, придуманных сегодняшними национально озабоченными фриками.

Collapse )



Collapse )



Collapse )

Экстремистская литература

Лежит смиренно-упрямый человек Ванька под поветью, наработался, навозился – отдыхает Прибежал к нему боярин, орет:

– Ванька, вставай!

– А для че?

– Ай да Москву спасать!

– А чего она?

– Поляк обижает![45]

– Ишь, пострел…

Пошел Ванька, спасает, а бес Болотников[46] кричит ему:

– Дурова голова, чего ты на бояр даром силу тратишь, подумай!

– Я думать не привычен, за меня святые отцы-монахи больно хорошо думают, – сказал Ванька.

Спас Москву, пришел домой, глядит – повети нет.

Вздохнул:

– Эки воры!

Лег на правый бок для хороших снов, пролежал двести лет, вдруг – бурмистр бежит;

– Ванька, вставай!

– Чего оно?

– Айда Россию спасать!

– А кто ее?

– Бонапарат о двенадцати языках!

– Ишь его как… анафема!

Пошел, спасает, а бес Бонапарт нашептывает ему:[47]

– Чего ты, Ваня, на господ стараешься, пора бы те, Ванюшка, из крепостной неволи выйти!

– Сами выпустят, – сказал Ванька.

Спас Россию, воротился домой, глядит – на избе крыши нет.

Вздохнул:

– Эки псы, всё грабят!

Пошел к барину, спрашивает:

– А что, за спасение России ничего не будет мне?

А барин его спрашивает:

– Хошь – выпорю?

– Нет, не надо! Спасибо.

Еще сто лет поработал да проспал; сны видел хорошие, а жрать нечего. Есть деньги – пьет, нет денег – думает:

«Эхма, хорошо бы выпить!..»

Прибежал стражник, орет:

– Ванька, вставай!

– Еще чего?

– Айда Европу спасать!

– Чего она?

– Немец обижает!

– И что они беспокоятся, тот да этот? Жили бы…

Пошел, начал спасать – тут ему немец ногу оторвал. Воротился Ванька на одной ноге, глядь – избы нет, ребятишки с голоду подохли, на жене сосед воду возит.

– Ну и дела-а! – удивился Ванька, поднял руку, затылок почесать, а головы-то у него и нету!

Из книги Максима Горького "Русские сказки".
sketch

Дао дэ муэ цзин

"Дао дэ муэ цзин" (кит. трад. 道德穆哎經) - средневековый китайский трактат о надлежащем исполнении религиозных обязанностей, выдающийся литературный памятник. Особо почитается уйгурами и скорее всего имеет уйгурское же происхождение.

(no subject)

Хлебопекарские дрожжи, которыми заквашивают тесто, питаются сахаром и выделяют в процессе спирт. Постепенно концентрация спирта увеличивается настолько, что в новой среде дрожжи уже не выживают и массово погибают. Таким образом, они уничтожают сами себя.

Советская интеллигенция, в большей мере творческая - все эти писатели, актеры и режиссеры (впрочем, и технари тоже) очень мне напоминает эти дрожжи. Они кормились в СССР сахаром, будучи на привилегированном положении, а в ответ пускали яд, как им ненавистен этот совок. Ну и допускались - совок превратился в нечто совсем другое, в среду, где они жить уже не смогли и постепенно вымерли.

Ну ладно дрожжи, плесневые грибки без мозгов, но эти-то, совесть нации, эти-то куда?

Загадка шифровальная

Для дешифровщиков нет большей удачи, чем повторяющиеся фразы в зашифрованных сообщениях. Например, во время Второй мировой криптоаналитикам очень помогала фанатичная педантичность немцев, неизменно заканчивающих все донесения словами "Хайль Гитлер".

Но к концу войны появилось еще несколько повторяющихся фраз. Вряд ли вы назовете их по-немецки, но об общем смысле вполне можете догадаться.

Ответ на ритуальную загадку

На самом деле тут было два ритуала.

Один, который требовали японцы, - славить каждый день императора криками "Банзай", т.е. "десять тысяч лет жизни".

Второй - который из него устроили китайские школьники, пользуясь тем, что японцы на слух все равно не отличат, если кричать похожее по звучанию оскорбление.

Историческая загадка

Во время подготовки к первому крестовому походу в церковных кругах был написан трактат, повествующий о неслыханных злодеяниях сарацинов в Святой земле. Если ему верить, то сарацины не только насиловали девственниц и их матерей, но еще и заставляли при этом матерей распевать непристойные песни.

"Что же дальше? - говорилось в трактате. - Перейдем к худшему. Сарацины опустились настолько, что насилуют мужчин любого возраста и титула: мальчиков, подростков, молодых мужчин, стариков, благородных, слуг, и что еще хуже и грешнее, священников и монахов, и даже - какой позор! нечто, о чем с начала времен не было сказано и слыхано - ...!".

Над кем же было самое страшное надругательство сарацинов?