Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

sketch

Знаете ли вы, что...

сказка "Цветик-семицветик" - это грубо изуродованная советской цензурой иудейская притча, и в оригинале речь шла о "Свечнике-семисвечнике"?

В. Тишков, "Реквием по этносу".

К чтению этой книги я приступал с опаской. Тишков входил в первое ельцинское правительство, что само по себе клеймо, да еще С. Г. Кара-Мурза отзывался о его идеях как о совершенно людоедских.

На самом деле читать стоило. У умного человека не грех поучиться и заимствовать идеи, даже если он относится к другому политическому лагерю. Апологетику рыночной России можно и пропустить, тем более, что автор почти нигде ею не злоупотребляет. И ничего особо людоедского я у него не нашел.

Сама книга крайне неоднородна и явно надергана из отдельных статей, представляющих весьма разную степень интереса. Кроме того, в ее текстах по моде научных гуманитарных сочинений очень много воды, среди которых те самые идеи могут и затеряться.

Однако среди пространных рассуждений ни о чем вдруг попадается что-нибудь такое, что ты бьешь себя по лбу и жалеешь, что сам не догадался.

Например, что бессмысленно рассказывать, будто СССР был распущен как-то незаконно. Ни одно государство не имеет законов, по которому оно будет уничтожено, и роспуск государств всегда происходит явочным порядком, в силу политических раскладов, а не по букве юриспруденции.

Или что те, кто любит покопаться в истории и изучить, какие земли кому принадлежали в пятнадцатом веке, чтобы потом с пеной у рта доказывать про восстановление исторической справедливости, никогда не проводят эту операцию с той территорией, где живут сами, или, например, где находятся московские дачи уважаемых людей. Историческая справедливость неизменно требует восстановления где-то еще.

А вот весьма любопытный пассаж:

Collapse )

Вообще трезвый взгляд, лишенный шор, которые накладывают слова, за которыми стоит ничего определенного, мне очень импонирует. Очень полезный раздел, посвященный насилию и войнам, через который красной нитью проходит мысль: агрессия в смысле биологии и этологии никакого отношения к этому процессу не имеет, это чисто социальный феномен, особенно когда войны стали массовыми и бесконтактными. Этология тут только тем боком, что во время войн очень востребованы становятся разного рода садисты и безбашенные отмороженные типы с низким уровнем возбуждения и высоким болевым порогом.

Самый интересный раздел посвящен, конечно же, нациям и этносу. Именно он и дал название книге. Вообще лет пять назад я посвятил этим вопросам серию постов, но после чтения Тишкова почувствовал себя в положении гениального старшеклассника, самостоятельно придумавшего интегрирование. С одной стороны, такое явно выделяет тебя из всех школьников, но с другой - все это ведь известно уже много столетий.

Тишков - последовательный конструктивист и подтверждает то, к чему я пришел самостоятельно: никаких наций кроме гражданских не существует вообще, и ничего более в понятии нации нет. Нации организуются государством, а не являются некой мистической сущностью или живым существом, как полагает социобиологизаторская примордиалистская теория.

Но я остановился на этносе, а по Тишкову этнос точно так же не представляет собой ничего осязаемого, как и нация. Собственно, само понятие даже не общепринято в науке и характерно лишь для советской этнографии, и то только начиная с 60-х годов. Этничность - это разновидность идентичности, то есть представление человека о себе самом. Грубо говоря, это мысль. Но мысли вполне способны уживаться друг с другом. Аналогично и человек может иметь (и всегда имеет) несколько разных идентичностей, в том числе могут быть и две этнических. Ситуация тут примерно как с гендером и биологическим полом - только их роль выполняют этничность и усвоенная культура, в особенности язык.

А еще этничность, как и любая мысль, как представление человеке о самом себе, может меняться - в том числе по соображениям выгоды или под внешним воздействием.

Никаких этнических государств на нашей планете нет. Все государства многонациональны - только в разных государствах этому факту придают разное значение. Сама идея совпадения этнических границ с территориальными представляет собой бессмысленную и нереализуемую утопию, потому что этничность - это само по себе нечто достаточно неопределенное, не имеющее никаких четких границ и четкой процедуры определения. Все государства исключительно территориальны.

Если коротко, то этничность - это вера существование некоего этноса, объединяющего людей только по этому признаку. Этничность - это форма социальной организации на базе культурных отличий. В основном она используется для нужд социальной мобилизации или для получения преференций "элитами".

В завершении приведу также несколько больших и принципиально важных цитат,  в том числе касающихся пресловутой переписи 1926 года, когда русских большевики якобы переделывали в украинцев. Заодно можно понять, насколько же все-таки жизнь сложнее примитивных схем, придуманных сегодняшними национально озабоченными фриками.

Collapse )



Collapse )



Collapse )

Ответ на биологическую загадку

Грегори Чейтин, математик и программист, говоря об эволюции, как-то остроумно заметил:
Люди влюбляются для того, чтобы объединить свои...
Что же именно?
=========================

...подпрограммы.

Имеются в виду, разумеется, генетические коды.

Вот и лето прошло...

...а осенью пора подсчитывать цыплят. Речь, разумеется, не о погодных сезонах, а о социальных.

Несложно заметить, что Россия живет циклически - долгие периоды стагнации сочетаются с лихорадочным впитыванием опыта, которое человечество накопило за время российской летаргии. Тогда зашедшее в бесконечный тупик российское общество, задыхаясь от жадности, жрет все иноземное в три горла, видя в нем горний свет, а власти ненавязчиво направляют этот процесс в сторону заимствования новых вооружений и сопутствующих им технологий, а то ведь слабых бьют.

Примеры каждый легко вспомнит сам - и Петра Первого, и Сталина, и не такие удачные - вроде золотого рубля Витте. Что поделать? Снятие барьеров - процесс обоюдный, можно не только позаимствовать что-то ценное, но и подцепить какую-нибудь чужую дрянь. Особенно когда сам не знаешь, где там что - ты же 33 года валялся на печи и ничем не интересовался.

Итак, майне дамен унд херрен, очередное лето прошло, и Россия, а вернее то, что от нее осталось, - РФ - снова закрывается от мира, унося в клювике то, что успела за это время выхватить.

Давайте же посмотрим, что это.

Ну во-первых, это разумеется компьютеры. Они проникли в нашу жизнь, изменив и работу, и досуг, причем это изменение было качественным, а не количественным. Судя по всему, никакого глобального  повышения производительности труда они не дали, лишь усовершенствования в неких сферах. Никакой массовой безработицы, массовой замены людей роботами и уж тем более управляющих государством машин так и не возникло. Но вернуться в общество без них мы уже не можем.

Во-вторых, мобильная связь и примыкающая к ней технология спутникового позиционирования. Ну с ним все понятно - это реальный прорыв, который опять же, изменил и работу, и саму жизнь.

В-третьих... А в-третьих то и нет. Больше ничего особенного и не придумали. Даже летающих скейтов не придумали. Машины, загадившие все города? Так они сгниют лет через десять - управляемое старение никто не отменял.

Заимствовала ли РФ какие-то современные военные технологии? Ну так, частично, скорее нет, чем да. По мелочам.
И это разительное отличие нынешнего периода открытости от прошлых.

Ладно, это был список hard technologies. Но есть же еще мягкие, гуманитарные. О них много зудели в перестройку, дескать, как проклятый совок в этом деле отстал. Все только беспокоился о тоннах чугуна и яйценоскости свиноматок, а про человека-то и забыл.

Так что с мягкими технологиями?

Общество спектакля - раз. Вся общественная и политическая жизнь стала искусственной средой, управляемой политтехнологиями. Превратилась в симулякр, лишившись всяких обратных связей. Элита с помощью прикормленных инженеров душ вешает лапшу, глубинный народ хавает.

Разного рода производственные карго-культы - два. Назвать это технологиями, даже гуманитарными, не поворачивается язык. Пение гимнов по утрам, кем вы видите себя через пять лет, стрессоустойчивость и целеустремленность, дресс-код, дьявол носит праду - вот это вот. Повысило ли это производительность труда? Вопрос риторический. Зато безнадежно отравило среду, в которой человек проводит половину жизни.

Экономические карго-культы - от бирж, на которых кто-то чем-то торгует, но общество не имеет с этого никакого выхлопа до "естественного" рынка и въевшегося во все поры стремления к "оптимизации", то есть желания непременно считать выгоду в деньгах, причем в долларах, как можно более краткосрочную и только для себя. Три. Впрочем, боюсь, что люди Запада далеко не все из этого набора вообще узнают, потому что это амальгама западной риторики и сомнительных отечественных практик.

Культ денег и силы, вызвавший распад доверия и дикую атомизацию. Это даже не четыре, это не с Запада, это местное творчество, для которого просто появилось удачное оправдание как якобы передовой формы.

Ну и ерунду еще всякую - аниме, порнографию, паттерны элитного потребления, рэп и примитивную попсу - что даже в совокупности не тянет на собственную цифру.

На этом собственно и все. Вот на это и ушло тридцать лет.

Бедненько. Весьма бедненько.

Частично, конечно, виноват и сам Запад, который после добровольного харакири своего главного конкурента сам расслабился, пустил все на самотек, стал паразитировать на третьем мире, вывозя туда промышленность, и все больше впадал в маразм, пуская финансовые пузыри.

А все остальное на совести и реформаторов, и русского народа, которые на этот раз заимствовали не то, что нужно, а то что приятно, расплачиваясь за это собственным будущим, причем не считая расходов. "Пей, гуляй, пока есть время..."

И теперь с этим хлипким багажом России придется переживать очередную эпоху закрытости, стагнации и противостояния остальному миру. Получится ли? Решайте сами.
sketch

Гетеросексуал

Гетеросексуал (от ἑταίρα + σέξος) - бранное слово, которым в Древней Греции называли мужчину, пренебрегающего семейными обязанностями и тратящего все деньги на дорогих проституток.

Любить по памяти

В детстве я сильно любил один город - куда больше, чем собственный. Бывал я там не так уж и часто, но даже просто пройти по родным улицам было счастьем.

И вот в один отвратительный день я вдруг обнаружил, что на стене дома с аркой, на самом видном месте белой краской и большими буквами написано: Цой.

Интернета тогда еще не было, зато у меня были друзья, разбирающиеся в музыке, которые меня и просветили насчет этой фамилии.

Ладно, допустим этот самый Цой - отличный певец или кто он там, но зачем же красивый город-то уродовать? Это все равно, что, извините, на Венеру Милосскую повесить свои нестираные труселя - любуйтесь, дескать, люди.

Дальше было хуже. Надписи "Цой" и "Кино" стали плодиться и появляться где ни попадя. Для меня это было как ножом по сердцу.

Прошел год. Я снова вернулся туда, где мне всегда было хорошо, и, идя по улице, услышал по радио радостную весть: Цой разбился на машине. Нехорошо, конечно, такому радоваться, но я был еще маленький, верил в собственную неуязвимость и потому был равнодушен к чужому горю, как все молодые люди. Сперва я даже не поверил. Но новость повторили еще раз и еще.

Слава богу, - подумал я. Больше не будет ни этих бездарных песен в три аккорда на гопническую тематику (к тому времени, я наконец их услышал), ни - самое главное - отвратных надписей на стенах.

Как же я ошибался!

Песни живы до сих пор - и исполняются каждым новым поколением оболтусов, причем прямо у меня под окнами.

А вместо просто "Цой" стали писать "Цой жив", и стена после этого выглядела еще грязнее.

И поделом: не злорадствуй.

И я старался как-то следовать, но когда я услышал песни Хоя, я понял, что Цой еще очень даже ничего, и что бывает гораздо хуже. И когда Хой умер, я снова не мог сдержать радости, хотя стены уже были ни при чем.

А в своем любимом городе я после этого больше никогда уже не был. Страна начала рушиться и было уже не до того, а потом в трудах и борениях как-то незаметно пролетело двадцать лет. Он мне только снился иногда. Сначала, что я вдруг там очутился каким-то образом и я думал: так вот же, я уже тут, все-таки приехал. А потом образ стал все более и более путаться, пока однажды мне не приснилось, что там все такое маленькое-маленькое, что приходилось вглядываться как в кукольный домик, чтобы узнать знакомые места.

Но когда изобрели панорамы Яндекса, я сразу бросился смотреть не Париж и не Венецию, а свой детский Танелорн. Но увы, увы, увы, там всё уже изменилось, уютные зеленые улицы застроили многоэтажными монстрами, сломав белые домики с палисадниками, и по ним с рычанием и гудением неслись полчища автомобилей.

Возвращаться было некуда, и в собственное детство уже невозможно было окунуться даже на один миг.

Только и осталось, что выцветшие черно-белые фото и собственные воспоминания, выцветшие еще сильнее - так что большую часть их составляют дыры, из которых кое-где выныривает то белая колонна, то синее небо, то зеленый дом с аркой.

И лишь редко-редко, когда в июне пахнут сосны, до меня вдруг доносится маленький кусочек того, чего уже не будет больше никогда, и о чем невозможно даже самому вспомнить.

Самое страшное

Нынешняя социально-экономическая модель РФ (и ее близких товарищей) подходит к концу, и это уже замечают те канарейки, что почувствительнее.

Имя этого конца - не "мы все умрем" и прочие голливудские штучки. Имя его гораздо короче и скучнее: исчерпанность.

У нее есть разные синонимы: усталость, надоело, сколько можно, когда это уже кончится и т.д.

Президент Зеленский был первой ласточкой, прилетевшей объявить весну. Если не черным лебедем, то уж гадким утенком точно.

И замшелые забронзовевшие совы и грифы в РФ тоже чуют, что их время уходит и придут какие-то новые времена. Потому и дуют изо всех сил, желая остановить прекрасное мгновение, заморозив все общество и государство вокруг себя.

Но вряд ли эта весна будет романтической девушкой, как на картине Ботичелли. Куда больше она будет похожа на старую каргу, старуху Шапокляк в черной шляпе, которая является и нудит, и от нее невозможно отвязаться - та самая жизнь, которой раньше пугали детей - дескать, не хочешь сейчас, она придет потом и научит.

И знаете, что будет тогда самое страшное? И для глубинного народа, и для придонного, и для тех португальских корабликов, которых носит течением и ветрами во все стороны?

Не нищета, нет. Этого русский народ не боится. Он знал и знает, что весь этот шик и блеск не навсегда, он не совсем настоящий и надеяться на него не стоит. Прах и тлен - сегодня есть, завтра одни воспоминания.

Самое страшное - когда рушится то, что все считают скалой, вечной и незыблемой. То, к чему годами не без успеха приспосабливались и совершенно привыкли.

Социальный порядок.

Все резко окажутся в дивном новом мире, где все по-другому. Где ходят на голове и здороваются, высовывая язык. И где нынешние богатства окажутся мусором, а престижным будет что-то совсем-совсем другое.

И вот этот культурный шок и будет самым страшным - таким, о чем с содроганием вспоминают потом десятилетиями.  Или даже пытаются не помнить, маскируя какими-нибудь воспоминаниями попроще, не такими болезненными.

Но в целом ничего фатального. Половина умрет, вторая потыкается, найдет себе новое место, приспособится и будет считать, что так жила всегда.

Откуда я все это знаю? А я полудохлая канарейка с хорошей памятью. И я ничего не забыл с прошлого раза - как бы ни старался.

Азиз Несин. "Несчастная Неджла"

Азиз Несин
Несчастная Неджла


Просто стыдно родиться и вырасти в Стамбуле, но Стамбула при этом не знать. Но я вот как раз такой стамбулец, который не знает своего города. Например, я никогда не был на Плотинах, а говорят, что это одно из самых красивых мест...

Тогда как раз пришло лето. Мне позвонил мой друг:
- Мы устраиваем в это воскресенье пикник. Поедете?

Раньше это называлось выездом за город, а теперь вот превратилось в «пикник».
- И куда отправимся? - спросил я.
- На Плотины...

ba1depo-1.jpg

Друг объяснил, что соберётся больше двадцати человек. Устроим общий стол. Встречаемся в девять часов на пристани Кабаташ. Там будут ждать такси. А нашей семье еще проще — даже машину искать не придется, поедем с ним сразу на Плотины.

Мы сварили яйца, налили в бутылку уксус. Приготовили долму и котлеты, завернули в промасленную бумагу маленькие пирожки. Помидоры, огурцы… Ракия в изобилии. По пути прикупили еще винограда и персиков. И без десяти девять мы были уже на пристани Кабаташ. Вот уже ровно девять, пол-десятого, а нашего друга всё нет.
Collapse )

"Диаспора" по-русски

Над диванными воинами сейчас не насмехается только ленивый. Это и  вправду смешно - сидит в комнате с отклеившимися обоями какой-нибудь бурдюк с засаленными волосами и сосредоточенно решает, что он будет делать с Украиной и прочими лимитрофами. Или пенсионер, из которого песок сыпется, образуя на полу маленькие кучки, на серьезных щах строит геополитические планы, попутно вскрывая мерзкие замыслы США, стран Западной Европы и еще кучи государств поменьше. Или молоденькая фифочка борется с тиранией, ставя лайки под обличительными постами - и сама же в это верит, вот что удивительно.

И все-таки давайте воздержимся от смеха. Да, глупо, да, нелепо, но только потому, что эти люди намного опередили свое время. Во времена динозавров мелкие млекопитающие твари, шныряющие под ногами, тоже вызывали исключительно веселье.

Зато в  будущем, когда все виртуализируется и кроме этого не будет ничего - ни газет, ни кино, ни политической борьбы, один сплошной вирт, тогда все насмешники окажутся за бортом, а вот эти нелепые фигуры будут реально решать судьбы мира. В одиночку или командой - причем каждому будет гарантирован свой собственный мир, в котором все лимитрофы и прочие враги будут побеждены. Как "Майнкрафт", короче, только геополитический, с извечной борьбой Моря и Суши.

А судьбу тиранов и вправду будут решать лайками. И тоже можно будет выдать каждому по личному тирану, чтобы его можно было потом героически свергнуть.

А то Иган придумал какие-то глупости - дескать, в виртуале все будут только и заниматься, что постигать глубины математики. Кому она вообще нужна, когда тут народы стонут?